Medien

Обзор дискуссий № 6: Протесты в США

Вот уже больше недели главная тема новостей из США не коронавирус, а массовые акции против полицейского насилия, затронувшие почти все штаты, — они же стали главной темой многих мировых СМИ, в том числе немецких. Многотысячные протесты вызвало убийство в городе Миннеаполис, штат Миннесота, случившееся 25 мая. 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда заподозрили в попытке расплатиться фальшивой 20-долларовой купюрой. 
Почти девять минут белый полицейский Дерек Шовин держал колено на его шее — в какой-то момент Флойд потерял сознание и через несколько часов скончался в больнице. 

Весь процесс убийства фиксировали на камеры прохожие, они слышали последние слова Флойда — I can’t breath, «Я не могу дышать». Это не просто констатация, это еще и слоган протеста, который распространился после того, как эти слова произнес почти ровесник Флойда, 43-летний Эрик Гарнер: в июле 2014 года нью-йоркский полицейский убил его при попытке ареста по подозрению в незаконной торговле сигаретами. 

Нынешние выступления, однако, отличаются от большинства из тех, что были раньше. Они настолько масштабны, что их сравнивают с протестами после убийства Мартина Лютера Кинга в 1967 году. Спустя более полувека Америка столкнулась с тем, что проблема межрасовых отношений до сих пор не решена: афроамериканцы чаще становятся жертвами полицейского насилия и сталкиваются с дискриминацией в судах, а нынешняя пандемия показала еще и то, что они по-прежнему более уязвимы экономически.

Протестный резонанс, однако, вышел далеко за пределы США. Акции против расизма прошли во многих странах, об этом пишет и немецкая пресса. В фокусе ее внимания — неспособность белого большинства преодолеть системный расизм. Кто-то из журналистов задается вопросом, достаточный ли это повод для нападений на магазины — но эта проблема не кажется большинству авторов главной.

Quelle dekoder

Süddeutsche Zeitung: I can’t breath

Николас Рихтер руководит отделом расследований Süddeutsche Zeitung. Глубинные причины беспорядков в США он видит в системном расизме, сохраняющемся в этой стране:

Deutsch
Original
Многие афроамериканцы в США ежедневно сталкиваются с тем, что белые видят в них угрозу собственной безопасности. Просто из-за цвета кожи они ощущают на себе автоматическую презумпцию виновности. А на превышение полномочий со стороны белых полицейских тем временем как будто распространяется некая презумпция невиновности. К этому добавляется и экономическое неравенство: в Миннеаполисе черные семьи зарабатывают в среднем вдвое меньше, чем белые, а тут еще и последствия коронакризиса — и с медицинской, и с экономической точек зрения они особенно сильно бьют по людям, которые уже и так вынуждены бороться за существование. Поэтому Джордж Флойд — это еще и символ всех тех афроамериканцев, которые больше не могут дышать. Отчаяние, которое накапливалось десятилетиями, но особенно обострилось в 2020 году, прорывается наружу.
Viele Afroamerikaner erleben in Amerika Tag für Tag, dass sie von Weißen als Sicherheitsrisiko gesehen werden. Sie fühlen sich wegen ihrer Hautfarbe mit einer automatischen Schuldvermutung belegt. Umgekehrt scheint für übergriffige weiße Polizisten eine Art Unschuldsvermutung zu gelten. Dazu kommt die wirtschaftliche Ungleichheit: In Minneapolis verdienen schwarze Familien im Schnitt halb so viel wie weiße, und nun folgt auch noch die Corona-Krise, die gesundheitlich wie wirtschaftlich jene mit besonderer Wucht trifft, die ohnehin um ihre Existenz kämpfen. George Floyd steht als Symbol also auch für jene Schwarze, die wegen Corona nicht mehr atmen können. Jetzt entlädt sich der Frust, der sich seit Jahrzehnten, besonders aber 2020 angestaut hat.

оригинал, опубликован 02.06.20

ZEIT: Молчание Белого дома

Президент США Дональд Трамп ругает в твиттере губернаторов-демократов, называя их «мягкими» и «слабыми». СМИ он именует «врагами народа» и возмущается тем, что твиттер классифицирует его высказывания как одобрение насилия. Клаус Бринкбоймер из ZEIT считает, что президент еще больше разжигает беспорядки. Журналист задается вопросом, какая реакция была бы на самом деле уместна:

Deutsch
Original
Когда читаешь аналитику или наблюдаешь за демонстрантами, выкрикивающими лозунг «Black Lives MatterBlack Lives Matter («Черные жизни имеют значение») — неформальное международное движение за права темнокожих людей, против полицейского насилия по отношению к ним и против институционального расизма. Хэштег #Blacklivesmatter появился в интернете после того, как суд оправдал Джорджа Циммермана, участника добровольного общественного дозора в штате Флорида, убившего в феврале 2012 года 17-летнего афроамериканца Трейвора Мартина. Движение стало мировым после того, как 46-летний афроамериканец Джордж Флойд был убит белым полицейским при задержании, а в США прошли крупнейшие за многие годы протесты.» в Мэдисон-сквер-гардене в Нью-Йорке [...], вдруг понимаешь, что самое печальное во всем этом то, что происходит прямо сейчас в Белом доме: вернее, то, что там не происходит, чего не хватает. Понимания. Тепла. Сожаления. Разумного слова от американского президента.
Какого-то широкого жеста или большой мудрой речи мы уже и не ждем.
Während der Lektüre all der Analysen, während des Beobachtens der "Black Lives MatterBlack Lives Matter («Черные жизни имеют значение») — неформальное международное движение за права темнокожих людей, против полицейского насилия по отношению к ним и против институционального расизма. Хэштег #Blacklivesmatter появился в интернете после того, как суд оправдал Джорджа Циммермана, участника добровольного общественного дозора в штате Флорида, убившего в феврале 2012 года 17-летнего афроамериканца Трейвора Мартина. Движение стало мировым после того, как 46-летний афроамериканец Джордж Флойд был убит белым полицейским при задержании, а в США прошли крупнейшие за многие годы протесты." rufenden Demonstranten am Madison Square Park in New York [...] fällt auf, was das Traurigste an dem ist, was in diesen Tagen im Weißen Haus geschieht: das nämlich, was nicht geschieht, das, was fehlt. Verständnis. Wärme. Trauer. Ein kluger Satz des amerikanischen Präsidenten.
Auf eine große Geste oder eine ganze kluge Rede wagen wir nicht mehr zu hoffen.

оригинал, опубликован 01.06.20

Vice: Достаточно простой статистики

Амината Туре принадлежит к небольшому числу темнокожих политиков в Германии. Она занимает пост вице-президента земельного парламента Шлезвига-Гольштейна и отвечает во фракции «Зеленых«Зеленые/Союз 90» — немецкая политическая партия, учрежденная в 1980 году левыми активистами, сфокусировавшимися на защите окружающей среды. В первые годы своей деятельности особенно активно выступала за отказ от атомной энергетики, вывод из Германии американских войск, ядерных ракет и всеобщее разоружение. В 1983 году получили 5,6% и впервые попали в Бундестаг. После объединения Германии к «Зеленым» присоединился «Союз 90», созданный в ГДР, в результате чего появилось нынешнее официальное название партии. Со временем партия отказалась от большинства наиболее левых положений своей программы. В 1998–2005 годах была партнером социал-демократов по правительственной коалиции. В 2019 году стала второй по популярности партией в Германии.» за вопросы противодействия расизму. В интервью Vice она говорит в том числе о том, почему видео с убийством Флойда не должно было стать вирусным:

Deutsch
Original
Многие считают, что нужно увидеть жестокость, чтобы понять ее. Среди черных тоже есть те, кто считает важным показывать ее свидетельства. Я не согласна. Доказательств и статистики вполне хватает. В 2019 году в США было зарегистрировано 1099 убийств, совершенных полицейскими при задержании. 24% погибших — чернокожие, хотя афроамериканцы составляют лишь 13% населения. Думаю, этого достаточно, чтобы составить ясное представление о ситуации. 400 лет институционального расизма — достаточное доказательство.
Viele glauben, man müsse die Brutalität sehen, um sie zu verstehen. Es gibt auch Menschen aus der Schwarzen Community, die es wichtig finden, das zu teilen. Ich sehe das anders. Es fehlt nicht an Beweismaterial oder Statistiken. 2019 gab es in den USA 1.099 Fälle, bei denen Menschen von der Polizei getötet wurden. 24 Prozent derer waren Schwarze Menschen, obwohl Schwarze nur 13 Prozent der Gesamtbevölkerung ausmachen. Mir reicht die Zahl, um ein klares Bild zu haben. 400 Jahre institutioneller Rassismus — das ist Beweis genug.

оригинал, опубликован 29.05.20

Tagesspiegel: Полиция воспринимает население как угрозу

Издание Tagesspiegel публикует исследование профессора университета Висконсина-Милуоки Джеффри Соммерса о причинах, по которым американские полицейские так часто ведут себя неоправданно жестоко. Основная из них — военный бэкграунд многих из них:

Deutsch
Original
Если обобщать, то большинство полицейских в городах — белые, у которых совсем или почти нет опыта взаимодействия с населением на вверенных им территориях.
Недостаток этого опыта лишь усугубляется тем фактом, что каждый пятый полицейский — бывший военнослужащий и ранее участвовал в насильственных операциях по водворению мира в Афганистане или Ираке. Эти бывшие солдаты заранее готовы воспринимать вверенное им городское население как угрозу для собственной безопасности — в лучшем случае.
Verallgemeinert sind die meisten Polizisten in städtischen Gebieten weiß und haben kaum oder gar keine Erfahrung im Umgang mit den Bevölkerungsgruppen in ihrem Zuständigkeitsbereich.

Diese Vertrautheitslücke wird noch durch die Tatsache verstärkt, dass jeder fünfte Polizist ein ehemaliger Soldat ist und zuvor an gewaltsamen Befriedungsbemühungen in Afghanistan oder im Irak beteiligt war. Diese Ex-Soldaten sind darauf präpariert, die von ihnen beaufsichtigte städtische Bevölkerung als Bedrohung für ihre Sicherheit zu betrachten — bestenfalls.

оригинал, опубликован 04.06.20

Der Spiegel: Протесты и грабежи — это не одно и то же

Публицист Арно Франк — один из немногих, кто в общем хоре поддержки протестующих призывает помнить и о том, что не все методы борьбы с «системой» допустимы. По его мнению, нападения и грабежи магазинов только дискредитируют справедливое возмущение: 

Deutsch
Original
Речь не о том, чтобы приравнять систематический произвол к такой, в общем-то, мелочи, как ограбление супермаркета. Речь о том, что к грабежу нельзя относиться так же, как к протесту, который сделал его возможным.
Легко представить себе коллективную ярость, которая приводит к сожжению полицейского участка, ведь участок — это символ системы. Но какова природа ярости, которая приводит к захвату беззащитных символов города? Я так чертовски зол, что стащу пару Playstation и теперь сижу дома играю?
Es geht nicht darum, systemisches Unrecht mit einer vergleichweisen Lappalie wie dem Plündern eines Supermarkts aufzurechnen. Es geht darum, dass die Plünderung in eine andere Kategorie fällt als der Protest, der sie ermöglicht.

Es ist durchaus eine kollektive Wut vorstellbar, die zum Niederbrennen einer Polizeistation führt — insofern die Station ein Symbol des Systems ist. Welcher Natur aber wäre eine Wut, die zum Abgreifen unbewachter Statussymbole führt? Ich bin so verdammt wütend, dass ich mir jetzt zwei Playstations abgreife und zu Hause erst mal eine Runde zocke?

оригинал, опубликован 02.06.20

GQ: Мирный протест ничего не дает

Михалис Пантелоурис, креативный директор немецкого GQ, призывает помнить, что протестующие не сразу начали громить дорогие магазины. У борьбы с расовой дискриминацией длинная мирная история, которая в последние годы не то чтобы улучшила жизнь афроамериканцев:

Deutsch
Original
Я могу понять гнев тех, кто сейчас ночь за ночью бунтует. Я сочувствую их отчаянию. Я не говорю, что насилие — это хорошо, но я понимаю их бессилие. Они-то знают, к чему ведет мирный протест: когда квотербекКвотербек — ключевой игрок команды в американском футболе. Отвечает за организацию атакующих действий с помощью продвижения мяча по полю. НФЛНациональная футбольная лига (НФЛ) — главная лига американского футбола. В ней играют 32 команды, разделенные на две конференции по географическому принципу. По окончании сезона 12 лучших играют по системе плей-офф. Финал соревнований — Супербоул — самое популярное спортивное событие в США. Колин Каперник начал преклонять колено во время исполнения национального гимна в знак протеста по поводу полицейского насилия в отношении афроамериканцев, он потерял работу. Вице-президент Майк Пенс устроил шоу из того, что пошел на футбольный матч и ушел с него до начала, поскольку игроки преклонили колени в мирном протесте. Если бы он вместо этого прислушался и что-то сделал, возможно, жизнь Джорджа Флойда не оборвалась бы из-за колена полицейского на его шее. 
Ich kann die Wut derjenigen verstehen, die jetzt Nacht für Nacht randalieren. Ich kann ihre Verzweiflung mitfühlen. Ich heiße ihre Gewalt nicht gut, aber ich verstehe ihre Ohnmacht. Sie haben ja erlebt, was es bringt, friedlich zu protestieren: Als NFL-Quarterback Colin Kaepernick begann, vor seinen Spielen während der Nationalhymne zu knien, aus Protest gegen eben diese Polizeigewalt gegen Afroamerikaner, verlor er seinen Job. Vizepräsident Mike Pence machte eine Show daraus, zu einem Football-Spiel zu gehen und es zu verlassen, bevor es begann, weil Spieler sich hinknieten in friedlichem Protest. Hätte er damals stattdessen zugehört und gehandelt, wäre vielleicht das Leben von George Floyd nicht beendet worden durch das Knie eines Polizisten in seinem Nacken.

оригинал, опубликован 02.06.20

Achgut: Трамп — не угроза национальной безопасности

Немецкую прессу монополизировал один общий нарратив, считает Die Achse des GutenDie Achse des Guten («Ось добра») — немецкий политический блог, созданный в 2004 году и названный так по ассоциации с «Осью зла», в которую тогдашняя администрация США включила Ирак, Иран и Северную Корею. Изначально авторы блога придерживались либеральных, проамериканских и прорыночных взглядов, однако со временем он стал заметно более правым. По этой причине в начале 2015 года из числа авторов блога вышел один из его основателей, журналист Михаэль Мирш. В 2019 году посещаемость блога, по данным самого Achgut, превысила 1 миллион человек в месяц. («Ось Добра»). Все журналисты мейнстримных медиа распространяют только критику в адрес Трампа. И этим сами же играют на руку американскому президенту:

Deutsch
Original
Как и прежде, на этот раз есть не только мирные демонстранты, но и мародеры, преступники, банды, бунтовщики, которые видят во вспышках насилия шанс выйти из состояния нищеты и безнадежности. Часто они поджигают и грабят маленькие семейные магазинчики возле своего дома, в которых на самом деле могли сами купить хоть что-то.
Во многих городах США ни один житель такого квартала не согласился бы с анализом политического корреспондента из старой доброй Германии: «Трамп теперь официально представляет собой угрозу национальной безопасности». Это замечательная фраза, вообще-то. Правда, «Мне нравится этот парень», сказал бы сам Трамп. Потому что никаких причин называть Трампа диктатором или угрозой национальной безопасности нет.
Wie schon in der Vergangenheit gibt es neben friedfertigen Demonstranten auch Plünderer, Kriminelle, Gangs, Randalierer, die in Gewaltausbrüchen ein Ventil für ihre Armut und Hoffnungslosigkeit sehen. Und oftmals die Mom-und-Pop-Shops ihrer näheren Nachbarschaft brandschatzen und ausrauben, die ihnen eigentlich wenigstens noch Einkaufsmöglichkeiten boten.
In diesen Quartieren in vielen US-Großstädten kann sich wohl kein Einwohner der Analyse des Politkorrespondenten aus good old Germany anschließen: „Trump ist jetzt offiziell eine Gefahr für die nationale Sicherheit.“ Ein wunderbarer Satz eigentlich. Wirklich, „I love this guy“, würde Trump sagen. Weil es keinerlei Grund gibt, Trump als Diktator oder Gefahr für die nationale Sicherheit zu beschimpfen.

оригинал, опубликован 03.06.20

TAZ: Немцам тоже есть, о чем подумать

Полицейское насилие, основанное на расизме, существует и в Германии, утверждает журналистка TAZ Анне Фромм. В своей статье она пишет о том, в чем отличие:

Deutsch
Original
США отличаются от Германии не только новостями в СМИ, но и огромным количеством людей, протестующих против расизма и насилия со стороны полиции. В Германии такого общественного движения, которое поддерживалось бы белым большинством, не существует. Но, к сожалению, и в этой стране тоже не лишним было бы напоминать: Black Lives MatterBlack Lives Matter («Черные жизни имеют значение») — неформальное международное движение за права темнокожих людей, против полицейского насилия по отношению к ним и против институционального расизма. Хэштег #Blacklivesmatter появился в интернете после того, как суд оправдал Джорджа Циммермана, участника добровольного общественного дозора в штате Флорида, убившего в феврале 2012 года 17-летнего афроамериканца Трейвора Мартина. Движение стало мировым после того, как 46-летний афроамериканец Джордж Флойд был убит белым полицейским при задержании, а в США прошли крупнейшие за многие годы протесты..
Was die USA von Deutschland unterscheidet, ist nicht nur die Berichterstattung, sondern auch die vielen Menschen, die gegen rassistische Polizeigewalt auf die Straße gehen. Eine Bewegung, die von der weißen Mehrheitsgesellschaft unterstützt wird, fehlt in Deutschland. Denn auch hier ist das leider nicht selbstverständlich: Black Lives MatterBlack Lives Matter («Черные жизни имеют значение») — неформальное международное движение за права темнокожих людей, против полицейского насилия по отношению к ним и против институционального расизма. Хэштег #Blacklivesmatter появился в интернете после того, как суд оправдал Джорджа Циммермана, участника добровольного общественного дозора в штате Флорида, убившего в феврале 2012 года 17-летнего афроамериканца Трейвора Мартина. Движение стало мировым после того, как 46-летний афроамериканец Джордж Флойд был убит белым полицейским при задержании, а в США прошли крупнейшие за многие годы протесты..

оригинал, опубликован 02.06.20

Редакция декодера
Перевод: Владимир Балахонов

Weitere Themen

Gnosen
en

Любовь к ближнему: как христианские церкви Германии помогают беженцам

Одним из основных субъектов гражданского общества, активно участвующих в решении как практических, так и политических проблем, связанных с кризисом беженцев в Европе, стали церкви. В европейских странах, которые первыми принимают беженцев, – особенно в Италии и Греции – это Католическая и ВальденсианскаяВальденсы – религиозное движение в западном христианстве, выступающее за ликвидацию частной собственности, апостолическую бедность и взаимопомощь, а также мирскую проповедь и свободу чтения Библии. Во Вторую мировую войну итальянские вальденсы активно содействовали спасению евреев от Холокоста. В настоящее время в мире насчитывается около 45 тыс. вальденсов (в основном, в Италии, Германии и Латинской Америке). (Италия), а также Православная и Пятидесятнические Церкви (Греция). Церковные программы помощи беженцам действуют и во многих других, более обеспеченных, странах ЕС: в cкандинавских странах (Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания), а также в Германии и странах Бенилюкса, где у церквей есть значительные материальные ресурсы для организации гуманитарных программ и политическое влияние для лоббирования повестки на национальном и общеевропейском уровне. 

Продолжение диаконии

В практическом плане церковные программы в отношении беженцев – это, главным образом, продолжение диаконии – гуманитарной деятельности по спасению жизней, организации медицинской и юридической помощи, проживания, пропитания, образования и в целом интеграции беженцев в принимающие общества. При этом церковные организации не выделяют беженцев в какую-то специальную категорию – они выступают в качестве нуждающейся в помощи социальной группы: такой же, как, например, бездомные, люди, находящиеся в алкогольной или наркотической зависимости, дети из многодетных семей, безработные, люди с тяжелыми заболеваниями и особыми потребностями. 

В церковном понимании сложная жизненная ситуация, в которой оказываются беженцы, сама по себе является достаточным богословским обоснованием для оказания помощи. Как часто повторяют в немецкой евангелической организации «ДиаконияДиакония – деятельность милосердия, социальная деятельность. Происходит от греческого слова diakonia, которое означает «служение». Диакония наряду с «мартирией» (свидетельством о Боге и христианстве в мире), «литургией» (богослужением) является одной из составляющих деятельности церкви. В евангелической церкви Германии этой деятельностью занимается одноименная организация «Диакония», а в католической – «Каритас».»: «Нужно помогать каждому человеку, которому требуется помощь, даже если он сам поставил себя в ситуацию нужды»1

Вопрос ценностей

В политическом плане церкви продвигают в обществе идеи солидарности с беженцами, экуменическийЭкуменический диалог – движение за единство церкви, процесс общения и сближения христианских церквей в богословии, богослужении и практической деятельности. В основе экуменического диалога – вера в то, что даже если в исторической перспективе христиане и не соединятся в одну церковь, то, по крайней мере, смогут максимально сблизиться как в своих практиках, так и в понимании своей веры. и межрелигиозный диалогМежрелигиозный диалог – это взаимодействия, контакты и сотрудничество между представителями разных религий, особенно, но не исключительно, религий авраамических (ислам, иудаизм) – как на глобальном, так и на региональном уровне. Такой диалог направлен на решение конфликтов, достижение взаимопонимания, но он не ставит задачи соединения религий.. Вопрос беженцев для церквей – это вопрос ценностей, и в повестке дня он играет приоритетную роль. Церкви разрабатывают не только конкретные программы по помощи беженцам, часто в условиях общественного сопротивления, роста ксенофобии и непринятия – они активно работают в сфере исследований миграции и беженства, например, разрабатывают богословские и нравственные основания для помощи. 

Сегодня нередко Христа принято изображать как беженца (в соответствии с эпизодом евангельской истории о бегстве в Египет Мф 2:13-22), а в проповедях и обращениях к пастве христианские священники опираются на простую тему любви к ближнему и на проявление гостеприимства как одну из величайших христианских добродетелей. 

Принцип субсидиарности

Социальное служение церквей в Германии основывается на принципе субсидиарности. Этот принцип означает, что частные лица, организации и структуры гражданского общества, включая церкви, могут эффективнее, чем государственные и межгосударственные политические организации, решать социальные проблемы. Изначально будучи принципом католического социального учения, субсидиарность является важным способом организации политического режима и гражданского общества. 

Две крупнейшие германские церкви – католическая и евангелическая – активно включены в процесс помощи беженцам как в самой Германии, так и в других странах на европейском уровне. 

Так, в Католической Церкви в Германии в церковной помощи беженцам участвует 51 тысяча волонтеров и 5,1 тысячи профессиональных сотрудников, только в 2018 году епархиями и церковными организациями было выделено около 125 миллионов евро на обеспечение помощи беженцам (из них 83,5 миллиона для помощи на международном уровне и около 42 милллионов на организацию помощи в самой Германии). 

В Евангелической Церкви только в организации «Диакония» это 5 тысяч сотрудников и 80 тысяч волонтеров. В сентябре 2019 года Евангелическая Церковь приняла решение снарядить свое собственное судно для спасения беженцев и так называемых нелегальных мигрантов в Средиземном море – в сотрудничестве с другими церквами, неправительственными организациями и политическими партиями. Таким образом, церковь не просто пытается внести свою лепту в спасение утопающих в Средиземном море нелегальных мигрантов, но и настаивает на своей принципиальной позиции о неприемлемости криминализации такой помощи, как это отчасти произошло в случае с капитаном корабля See Watch Каролой РакетеКарола Ракете (род. 1988) – капитан судна Sea-Watch 3, принадлежащего немецкой спасательной организации Sea Watch. 12 июня в водах у побережья Ливии ее корабль подобрал 53 человек. 29 июня, не дожидаясь официального разрешения со стороны Италии, Ракете привела судно в порт Лампедузы, ссылаясь на сложившиеся на борту невыносимые условия. Карола Ракете была арестована итальянскими правоохранительными органами прямо в порту, а министр Сальвини обвинил ее в попытке потопить итальянское береговое судно и назвал ее поведение “актом войны”. Журнал Fortune назвал Каролу Ракете “новым лицом миграционного кризиса”, а за свой поступок она была номинирована на ряд престижных наград. , гражданкой Германии. 

Противостояние правым популистам

Однако вопросы, связанные с беженцами, поднимаются церквами не только во взаимодействии с их прихожанами – но и на критическом интеллектуальном уровне. Так, в частности, усиление правых популистских сил в Германии рассматривается церквами как один из главных вызовов для социальной деятельности2. Церкви активно занимаются формулированием своих позиций в контексте поляризирующегося дискурса. Церкви и сами занимаются социологическими исследованиями в рамках финансируемых церковными организациями проектов, на богословских факультетах и в специализированных церковных исследовательских институтах, а также сотрудничают с государственными органами, независимыми социологическими службами и неправительственными организациями. 

Координацией усилий церквей по помощи беженцам и мигрантам на всеевропейском уровне занимается «Комиссия Церквей по Мигрантам в Европе» (КЦМЕ), для Католической Церкви – это Ватиканский Отдел по делам мигрантов и беженцев («Дикастерия по содействию целостному человеческому развитию»). Церкви выступают за то, чтобы в качестве первоочередной задачи на межгосударственном уровне было принято предотвращение смертельных исходов на пути к границам Европы — в соответствии с ключевым для европейской миграционной политики принципом солидарности при предоставлении убежища. 
Церкви выступают за обеспечение безопасного и легального доступа в ЕС при помощи таких механизмов, как «гуманитарные коридоры», гуманитарные визы, планы по переселению и воссоединение семей. Католическая Церковь, со своей стороны, разработала специальный документ: 20 пунктов к действию, который можно суммировать четырьмя императивами: «принимать, защищать, поддерживать, интегрировать». 

При этом церкви отмечают, что усилия государств и межгосударственных организаций по помощи беженцам недостаточны. Христианские организации направляют собственные ресурсы туда, где государства, по их мнению, не справляются – это и есть один из аспектов принципа субсидиарности. Снаряжение Евангелической Церковью Германии собственного корабля по спасению утопающих – это не только конкретная практическая инициатива, но и религиозный символ. 

Тем не менее гуманитарная деятельность христианских церквей не всегда находит поддержку в политическом мейнстриме: императив принимать всех нуждающихся в Европе оценивается многими критиками как нереалистичный или даже наносящий вред немецкому государству. Кроме того, инициативы церквей становятся мишенью для критики как со стороны правых сил, видящих в церковной заботе о беженцах-мусульманах едва ли не «отказ» от христианских ценностей, так и со стороны политиков, опасающихся чрезмерного вмешательства церкви в светские дела.


1.Diakonie Deutschland (Hrsg.): Umgang mit Rechtspopulismus. Eine Handreichung für die Diakonie, 2018, S. 9  
2.Ulrich Lilie, Präsident Diakonie Deutschland: Vorwort, Ibid, S. 3  
3.migrants-refugees.va: Отвечая беженцам и мигрантам: Двадцать Пунктов к действию для Глобальных Договоров  
Vergangenes, ganz nah, Olga Schirnina, klimbim (All rights reserved)