Медиа

Бистро №9: Нужен ли Кремлю Лукашенко?

Поддержит ли Кремль слабеющий режим Лукашенко или сделает ставку на нового кандидата? Может ли дело закончиться присоединением Беларуси по крымскому сценарию? Что думает население двух стран об их отношениях и сильны ли в белорусской оппозиции антироссийские настроения? Шесть важных вопросов и понятных ответов от Астрид Зам в рубрике «Бистро» — просто листайте.

Источник dekoder
  1. 1)Как Кремль относится к происходящему в Беларуси? Вряд ли Путину безразличны политические волнения и угроза смены власти.

    События в Беларуси стали сюрпризом для Кремля, как и для многих других политических игроков. Российские власти считали, что победа Александра Лукашенко на президентских выборах 9 августа предрешена, поэтому Владимир Путин уже на следующий день поздравил его с переизбранием. На растущие протестные движения в обществе и насилие силовиков в отношении демонстрантов официальный Кремль реагировал сдержанно вплоть до 15-16 августа. На то есть две причины. Во-первых, Лукашенко продемонстрировал, что не в состоянии справиться с ситуацией. Во-вторых, после того как Латвия, Литва и Польша предложили стать посредниками в переговорах между властью и оппозицией, Кремль почувствовал, что необходимость защищать свою геополитическую позицию. На этом фоне Москва выступает против какого бы то ни было вмешательства в белорусские дела со стороны ЕС или США. Согласиться на смену власти Россия может только в том случае, если будут учтены ее геополитические интересы и это не повлечет за собой внутриполитических проблем. Осторожным указанием на необходимость искать компромисс стало заявление министра иностранных дел Лаврова от 19 августа. Лавров назвал выборы в Беларуси «неидеальными» и подчеркнул, что власти «страны пытаются вступить в диалог» с гражданами.

  2. 2) Многочисленные независимые наблюдатели утверждают, что все, что уже происходит (и может произойти) в Беларуси, в любом случае будет выигрышным для Путина. Это так?

    Мне так не кажется. Кремль уже давно недоволен политикой президента Беларуси. На этих выборах Александр Лукашенко хотел показать себя гарантом белорусского суверенитета. Еще в разгар пандемии коронавируса, на которую власти обеих стран отреагировали очень по-разному, Лукашенко критически высказывался о российских попытках вмешаться в ситуацию. В ходе предвыборной борьбы он также сделал несколько выпадов в сторону России, причем апогеем этой кампании стало явно инсценированное задержание 33 наемников российской ЧВК «Вагнер» в санатории под Минском. Лукашенко обвинил представителей России в попытке дестабилизации ситуации в Беларуси, однако подчеркнуто исключил возможное вмешательство самого Кремля. В результате официальная Москва отреагировала на его слова сдержанно. 
Расчет очевидно заключался в том, что после выборов позиции Лукашенко окажутся настолько слабыми, что он будет вынужден согласиться на интеграционные планы России. Вместо этого Москва теперь рискует потерять контроль над Беларусью. Если Лукашенко удержится у власти, то он действительно больше не сможет грозить Кремлю сближением с Западом. Однако такое развитие событий подстегнет рост антироссийских настроений в белорусском обществе.

    Если же власть сменится, то у Кремля не будет гарантий в том, что он сможет продвинуть на президентский пост своего кандидата, а россиянам станет очевидным крах всей российской политики в отношении Беларуси: власти оказались неспособны противостоять еще одной революции в сопредельной стране. Получается, что российские власти стоят перед трудным выбором.

  3. 3) В 1999 году Беларусь и Россия заключили договор о создании Союзного государства. В чем его суть, работает ли он — или так и остался на бумаге?

    Среди прочего, этот договор предусматривает создание общей Конституции, валюты, таможенных органов, судов и Счетной палаты. Однако в последние годы, особенно с момента основания Евразийского экономического союзаЕвразийский экономический союз (ЕАЭС) — межгосударственное интеграционное объединение, в которое входят Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан и Молдова. Создан в 2015 году. В рамках союза гарантировано свободное движение товаров, страны-участницы также согласуют отдельные аспекты своей экономической политики., вопрос двусторонней интеграции потерял былое значение. Лишь в 2018 году Кремль неожиданно снова поднял тему строительства Союзного государства, и за 2019 год стороны согласовали более тридцати дорожных карт интеграции. Особенно спорной стала дорожная карта под номером 31, предусматривавшая создание наднациональных органов власти, из-за чего запланированное на декабрь 2019 года подписание пакета интеграционных мер было перенесено. Принято считать, что формирование таких органов власти было нужно Москве в первую очередь для того, чтобы обеспечить Владимиру Путину возможность сохранения руководящего поста и после 2024 года. Такая необходимость отпала после изменения российской Конституции, которая теперь предусматривает обнуление президентских сроков Путина. Кроме того, успешная интеграция с Беларусью не оказала бы такого же влияния на рейтинг российского президента, как аннексия Крыма, вызвавшая национал-патриотическую эйфорию.

  4. 4) Как российское общество воспринимает Беларусь?

    Большинство россиян относятся к Беларуси хорошо и не подвергают сомнению наличие тесных дружеских связей между странами. То же самое касается и самого Александра Лукашенко, к которому, согласно проведенному в июле 2020 года опросу ВЦИОМ, положительно относится 52% россиян. Между Россией и Беларусью в прошлом не было никаких потенциально конфликтных ситуаций, а на территории Беларуси нет ничего, что имело бы особое значение для национального самосознания россиян. В связи с этим объединения двух государств под единым руководством желают лишь немногие. При этом возможный разворот Беларуси на Запад и расторжение существующих союзных договоренностей будут восприняты в России крайне негативно.
    Интересно при этом, что политическая жизнь обеих стран тесно связана, в том числе и для оппозиционных сил: так, канал Алексея Навального на YouTube и независимый телеканал «Дождь» регулярно освещают ситуацию в Беларуси, а демонстранты в Хабаровске выражают солидарность с белорусским протестным движением. В общем, многие россияне сейчас задаются вопросом, не послужит ли происходящее сейчас в Беларуси одним из возможных сценариев того, как будут развиваться события в стране после президентских выборов 2024 года.

  5. 5) А как относятся к России в Беларуси? Упоминаются ли отношения между странами в ходе оппозиционных протестов?

    В Беларуси тоже никто не оспаривает необходимость близких отношений между странами, однако идея более тесной политической интеграции в последние годы теряет сторонников среди белорусов: по данным белорусского социолога Андрея Вардомацкого, поддержка идеи Союзного государства России и Беларуси за 2019 год снизилась с 60,4% до 40,4%. В начале 2020 года создание единого государства поддерживали всего 12,8% граждан, а подавляющее большинство (74,6%) высказывались за дружеское сосуществование в виде двух независимых государств с безвизовым режимом и без взаимного пограничного и таможенного контроля.

    Нынешний протест концентрируется исключительно на внутриполитических вопросах и направлен, в первую очередь, против президента Лукашенко, который подорвал к себе доверие населения, преуменьшая опасность коронавируса. Основное требование протестующих — проведение свободных и честных выборов. Объединенный штаб альтернативного кандидата Светланы Тихановской в своих заявлениях всегда подчеркивает, что Тихановская не намерена существенно менять внешнеполитический курс страны, и ее сторонники стремятся поддерживать в равной степени хорошие отношения со всеми соседними странами. Этому никак не противоречит и то, что оппозиция использует бело-красно-белый флаг.

  6. 6) Некоторые российские наблюдатели допускают, что Кремль может организовать вторжение в Беларусь, как на Украине в 2014 году. Насколько высока вероятность такого сценария?

    Открытая интервенция имела бы серьезные последствия для России. Например, в этом случае Кремлю пришлось бы взять на себя ответственность за экономическое развитие Беларуси, что в нынешних условиях легло бы на нее тяжелым бременем. Кроме того, такая интервенция натолкнулась бы на противодействие белорусского общества и вызвала бы новые санкции со стороны Запада, то есть усилила бы международную изоляцию страны. В связи с этим более вероятны скрытые попытки повлиять на ситуацию с самыми различными целями. Так, 18 августа Либерально-демократическая партия БеларусиЛиберально-демократическая партия Беларуси (ЛДПБ) — политическая партия, образованная на основе белорусского отделения Либерально-демократической партии Советского Союза (предшественницы российской ЛДПР). ЛДПБ встроилась в политический режим Лукашенко и исповедует, скорее, государственнические и националистические, а не либеральные взгляды. призвала создать Координационный комитет «народно-патриотического движения». Эта мера, очевидно, задумана в качестве противовеса идущим протестам и призвана помочь нейтрализовать их. Судя по всему, Кремль за кулисами продолжает искать подходящих людей и способы для того, чтобы направить трансфер власти в нужное русло. Недавние публичные заявления Лукашенко о высокой опасности вмешательства Запада в дела Беларуси, а также обвинения Координационного совета оппозиции в антироссийских намерениях может заставить Кремль пойти на более решительные действия. В связи с этим нельзя исключать дальнейшей эскалации, которая может привести к прямой интервенции из России.


Текст: Астрид Зам
Перевод: Николай Андреев

26.08.2020

читайте также

Гнозы
en

Пакт Гитлера–Сталина

23 августа 1939 года самолет министра иностранных дел Германии приземлился в Москве. Иоахим фон Риббентроп с большой неохотой прервал летний отдых в Зальцбурге для подписания договора, c которым, как ему казалось, все было и так совершенно ясно. К тому же, после срыва франко-британских переговоров в Москве ему ничто больше не угрожало. Зачем же такие сложности? 

Однако Сталину дело отнюдь не казалось решенным. Он требовал приезда Риббентропа в Москву, чтобы, как спешно заверил Гитлер, «в кратчайшие сроки основательно прояснить суть дополнительного протокола, желаемого Правительством СССР». После семичасовых напряженных переговоров стороны разработали Секретный дополнительный протокол: в нем Германия и Советский Союз договаривались о разделе Польши и Восточной Европы, включая Финляндию. Еще четырьмя часами позже Риббентроп и сталинский нарком иностранных дел Вячеслав Молотов подписали пакт о ненападении между Германией и СССР. Тем самым дорога ко Второй мировой войне в Европе была открыта.

DEUTSCHE VERSIONAm 23. August 1939 unterzeichneten Hitlers Außenminister Joachim von Ribbentrop und Stalins Außenkommissar Wjatscheslaw Molotow in Moskau den deutsch-sowjetischen Nichtangriffsvertrag. Das Vertragswerk sah die Neutralität bei Konflikten mit Dritten vor und einen Verzicht auf gegenseitige Gewaltanwendung. In einem geheimen Zusatzprotokoll, dessen Existenz von der Sowjetunion jahrzehntelang geleugnet wurde, legten beide Regime ihre Einflusszonen in Osteuropa fest. Der so genannte Hitler-Stalin-Pakt bildete die Grundlage für den Beginn des Zweiten Weltkriegs in Europa.  Mehr dazu in unserer Gnose

Спустя несколько дней, 1 сентября, немецкий вермахт вторгся на территорию Польши, а 17 сентября с востока подошла Красная Армия. Первые 22 месяца Второй мировой войны «Третий рейх» и Советский Союз выступали союзниками, силовым путем делившими между собой европейский континент. Когда почти через два года, 22 июня 1941 года, пакт был нарушен, территория, которой владел Гитлер, увеличилась на 800.000 квадратных километров, а Сталин расширил свою империю в западном и юго-восточном направлении на 422 000 квадратных километра. И все же, вопреки утверждениям нацистской пропаганды и самого Риббентропа, чувствовавшего себя в Москве «словно среди партийных товарищей», Гитлер со Сталиным никогда не были старинными друзьями. Сопровождавшийся неизменным недоверием и скептическим отношением, пакт Гитлера-Сталина преследовал явные геополитические интересы, которые для Гитлера – в меньшей степени, для Сталина же – неизменно превалировали над идеологическими побуждениями. Эти интересы территориальной экспансии и были закреплены в пресловутом дополнительном протоколе. Вплоть до эпохи горбачевских реформ 1980-х годов Советский Союз решительно отрицал существование Секретного протокола.  

Раздел Польши

Закрепленный Секретным протоколом раздел Польши был первой целью, достигнутой Германией и СССР. На помощь стране, которую Молотов до этого цинично обозвал «уродливым детищем Версальского договора», не поспешили осенью 1939 года – несмотря на заявленные обязательства – ни Великобритания, ни Франция. Гитлер и Сталин установили на оккупированной территории режим жесточайшего насилия и террора. Немцы превратили так называемое Генерал-губернаторство в «cборный резервуар», куда стекались тысячи депортированных евреев и поляков. Здесь, в Генерал-губернаторстве, и начался Холокост – массовое уничтожение европейских евреев. И в то же время Сталин, жестокими методами, проводил советизацию завоеванных областей. Западная Беларусь и Западная Украина отныне принадлежали его империи. 

Август 1939 г. – Вячеслав Молотов (слева) и Иоахим фон Риббентроп (в центре) подписали Пакт Гитлера–Сталина

Оба диктаторских режима совершали чудовищные военные преступления и массовые убийства. Весной немецкие захватчики организовали так называемую Чрезвычайную акцию по умиротворению («АБ-Акцию»), в ходе которой были схвачены и убиты тысячи реальных и мнимых участников польского сопротивления. И примерно тогда же команды НКВД расстреляли в ходе печально известных Катынских массовых расстрелов более 20 тысяч польских офицеров.

К числу забытых страниц истории пакта Гитлера-Сталина принадлежит тот факт, что исполнители террора действовали не только независимо друг от друга, но нередко и сообща, по совместному плану. Эсэсовцы и зачастую высокопоставленные офицеры НКВД не раз встречались и обменивались визитами в оккупированных областях. Так, в декабре 1939 года они обсуждали действия по подавлению польского сопротивления и координировали масштабные акции переселения, а в 1940 году утвердили Германо-советскую комиссию по делам беженцев, в задачу которой входило, среди прочего, пресечение нелегальных потоков беженцев.

На высшей точке союзничества

Катастрофические последствия пакта Гитлера-Сталина не ограничились Польшей. На высшей точке своего существования, весной 1940 года, данный союз создал условия для гитлеровских «блицкригов» в Западной Европе. Масштабные экономические поставки из Советского Союза обеспечивали германскую военную машинерию необходимым cырьем, таким как нефть и железо. Германия же взамен, на основе обширного экономического соглашения, заключенного в феврале, посылала на восток заводское и промышленное оборудование. Вступлением немцев в Париж и капитуляцией Франции в июне 1940 года нацистская политика экспансии в Западной Европе достигла своего апогея. Не будь пакта Гитлера-Сталина, это было бы невозможно.

Лёгкие, на первый взгляд, победы немцев в то же время наметили поворот в истории союза Германии и СССР. Сталин следил за ними с возрастающим недоверием и тревогой. Чтобы обеспечить себе долю «добычи», он оккупировал прибалтийские страны: Эстонию, Латвию и Литву, с трудом сохранившие после 1939 года свой суверенитет. «А им деваться было некуда, – десятилетиями позже признавался Молотов. – Надо же как-то обезопасить себя. Когда мы предъявили требования… Надо принимать меры вовремя, иначе будет поздно. Они жались туда-сюда, […] колебались, но все же должны были решиться. А нам нужна была Прибалтика». 

Когда затем Советский Союз заявил о своих претензиях на Бессарабию и Северную Буковину, существующий альянс затрещал по всем швам. Ведь Германия и сама была неравнодушна к этим землям, принадлежавшим Румынии: в связи с экономическими планами нацистского режима в Юго-Восточной Европе она нуждалась в поддержке Румынии, чтобы воспользоваться румынскими нефтяными месторождениями и сельскохозяйскими ресурсами. Кризис с Бессарабией Сталин решил в свою пользу. В дальнейшем никакие уверения в дружбе уже не могли замазать глубокие трещины в союзе Германии и СССР. И ранней осенью 1940 года обе державы подыскивали себе новых партнеров. Сталин принял в Москве Лондонского посла по особым поручениям. Гитлер 27 сентября подписал в рейхсканцелярии Тройственный пакт между Германским рейхом, Италией и Японией, создав ось Берлин-Рим-Токио. 

Ноябрь 1940 г.: Молотов в Берлине

Визит советского наркома иностранных дел в германскую столицу в ноябре 1940 года считается обычно последней попыткой достичь взаимопонимания и вдохнуть новую жизнь в пакт Гитлера-Сталина. При этом Гитлер уже принял решение о войне против СССР. Вовсю готовилось наступление, руководство вермахта было должным образом проинструктировано; еще летом состоялась переброска воинских частей с запада на восток и в Финляндию, что дало Москве существенный повод для беспокойства.

На этом фоне Гитлер пытался поссорить своего союзника в Азии с Великобританией, создав тем самым потенциальные условия для войны на два фронта. В качестве компенсации за отказ от территориальных претензий в отношении Финляндии и Юго-Восточной Европы Гитлер предложил СССР Индию – «примитивный ход», легко разгаданный Молотовым. То упорство, с которым Сталин настаивал на Финляндии – его притязания были закреплены в Секретном дополнительном протоколе и признаны немцами – подкрепляло антибольшевистские убеждения, от которых Гитлер никогда не отказывался, лишь на время отодвинув их на задний план. Гитлер, с его чувством превосходства по отношению к идеологическому противнику, никогда бы не смог относиться к СССР как к равному партнеру, видя в нем лишь неполноценного помощника. 18 декабря 1940 года Гитлер продиктовал Директиву № 21, дав приказ о нападении на Советский Союз. Согласно этой Директиве, вермахт должен был быть готов к началу наступления к 15 мая 1941 года. 

От союза – к противостоянию

История пакта Гитлера-Сталина закончилась 22 июня 1941 года. Годы спустя, в разгар холодной войны, Сталин сожалел о нарушенном договоре, восклицая, по словам его дочери Светланы: «Вместе с немцами мы были бы непобедимы!» Возможно, он хотел сказать, непобедимы, не начни Германия войну с Советским Союзом. Гитлер страстно хотел изгнать Сталина из Европы, пойти крестовым походом против большевизма. Этот поход он провел в виде страшной войны на уничтожение СССР. Союзники превратились в заклятых врагов, которые могли опереться на давние идеологические разногласия. Сталин предпочел бы обойтись без этой войны. Против территориальных завоеваний он, впрочем, не возражал. Но Гитлер к войне стремился сознательно – к войне, которая в мае 1945 года, после немыслимых страданий и миллионов убитых, завершилась поражением «Третьего рейха». 

Пакт Гитлера-Сталина и память

Первые 22 месяца Второй мировой войны в Европе проходили под знаком союза нацистской Германии и СССР. Несмотря на свое колоссальное историческое значение, он часто кажется прелюдией, вступительной увертюрой к «подлинной» войне, которая, как утверждается во многих исторических описаниях, развернулась лишь с началом ожесточенной борьбы между гитлеровским «Третьим рейхом» и сталинским СССР. Говоря о конечных целях, мировую войну сводят к тому моменту, когда решающий бой между национал-социализмом и сталинизмом должен был придать смысл всему насилию, творившемуся в век борьбы идеологий. Военное противостояние между Гитлером и Сталиным выразило глобальное противоречие первой половины XX века и служило для современников, а также их потомков безопасной зоной памяти о войне, в то время как история пакта Гитлера-Сталина по-прежнему вызывает весьма ощутимый дискомфорт. 

 Немецкие горнострелковые войска при наступлении © Bundesarchiv, Bild 146-2007-0127/CC-BY-SA 3.0

Историческая роль, которую пакт Гитлера-Сталина сыграл в ходе Второй мировой войны, по-прежнему остается недооцененной. В контексте истории «Третьего рейха» пакт не привлекает к себе внимания, считаясь лишь тактическим ходом, позволившим Гитлеру напасть на Польшу, ровным счетом ничего не меняя в намерении разгромить СССР. В советском прочтении он оценивается как попытка Сталина оттянуть якобы неизбежное нападение; такую интерпретацию в 1941 году пустил в оборот сам Сталин. Трактовка, популярная в 1990-е годы, перенесла акценты на геополитический раздел Восточной Европы, закрепленный в Секретном дополнительном протоколе. Для национального самоопределения восточноевропейских государств, выделившихся из советской империи, дебаты вокруг исторического значения тех событий имели большое значение. Отношение к пакту определило в то время всю полемику по вопросу об общей исторической памяти Европы. В требованиях равноправного признания жертв сталинского и нацистского террора, а также восстановления роли пакта в европейской исторической памяти, порой ошибочно усматривали попытку отрицать ответственность обеих сторон за Холокост. На самом деле, в дебатах речь шла не о том, чтобы преуменьшить особое значение Холокоста. Речь шла о том, чтобы критически переосмыслить понимание истории, ориентированное на Западную Европу и упускающее из виду глобальную трагедию, пережитую в XX веке Восточной Европой. То, что резко прозвучавшие тогда голоса усилили впечатление, будто пакт Гитлера-Сталина – дело сугубо восточноевропейское, следует отнести к результатам работы по осмыслению истории, проделанной за десятилетия после конца холодной войны. И даже введение Европейского дня памяти жертв нацизма и сталинизма 23 августа в этом смысле пока мало что изменило. 

Перевод: Анна Шибарова


Что еще почитать
Только что вышедшая книга на эту тему того же автора: Der Pakt: Stalin, Hitler und die Geschichte einer mörderischen Allianz (Пакт: Сталин, Гитлер и история преступного альянса), München 2019 
читайте также

Война на востоке Украины

Война на востоке Украины это военный конфликт между Украиной и самопровозглашенными республиками ДНР и ЛНР. Украина утверждает, что Россия поддерживает сепаратистов, посылая на Украину военных и оружие, Россия отрицает эти обвинения. В результате вооруженного конфликта погибло более 12 000 человек. Несмотря на приложенные усилия, перемирие до сих пор не было достигнуто.

Иван Тургенев

«С высоты европейской цивилизации можно еще обозревать всю Россию». Кирилл Зубков к двухсотлетию Ивана Тургенева, одного из крупнейших писателей середины XIX века, ставшего посредником между русской и европейской литературой.

показать еще
© Heinrich Holtgreve/Ostkreuz, Heinrich Holtgreve (All rights reserved)