Медиа

Что пишут: о будущем «Северного потока» после отравления и задержания Навального

К концу 2019 года «Северный поток — 2» (СП-2) был готов на 94%, но после этого строительство фактически встало из-за американских санкций против европейских компаний, участвующих в проекте. Если «СП-2» все-таки будет закончен, то оба «Потока» вместе (первый был введен в строй еще в 2012 году) смогут поставлять в Европу примерно четверть всего газа, который она потребляет.

С самого начала было ясно, что этот проект особенно больно ударяет по Украине и другим восточноевропейским странам, которые рискуют лишиться денег, получаемых сейчас за транзит российского газа по своей территории. Но ни присоединение Крыма, ни война в Донбассе, ни гибель малазийского «Боинга» не смогли остановить строительство.

Зато теперь, после отравления Навального и его задержания в России, полная заморозка проекта стала вполне реальной. На этот раз против «СП-2» выступают не только американские власти и лидеры Восточной Европы, но и многие немецкие политики. На приостановке настаивают «Зеленые» и либералы из Свободной демократической партии.

Тем не менее Ангела Меркель и новый лидер ее Христианско-демократического союза Армин Лашет, который, вполне вероятно, сменит ее на посту канцлера уже этой осенью, твердо стоят на прежней позиции: «Северный поток» — это чисто экономический проект, его не следует использовать для санкционного давления на Кремль и необходимо достроить. В конце января Европарламент принял резолюцию с требованием приостановить строительство. Этот жест — символический, поскольку резолюция не обязательна к исполнению (а на более серьезные санкции ЕС так до сих пор и не решился). Но даже при таких вводных большинство немецких евродепутатов воздержались или проголосовали против. Это показывает, что значительная часть немецкой элиты не готова отказываться от «Потока» даже на уровне декларации. И большинство немцев, судя по опросам, тоже против остановки строительства. Сейчас оно медленно продолжается усилиями российских фирм, а также тех европейских, которые пока не испугались санкций США.

Многие журналисты и активисты тем не менее стоят на своем: проект нужно заморозить. Все «за» и «против» — в нашем обзоре прессы.

Источник dekoder

N-TV: Не надо покупать еще больше российского газа

Сейчас 40% газа, который закупает ФРГ, поступает из России, при этом из-за отказа от угля потребление газа в последние годы смогут — с 8% до 12%. Ввод в эксплуатацию «СП-2» еще не значит, что Германия сразу же автоматически начнет покупать больше российского газа, — поставки регулируются долгосрочными соглашениями, а правила Евросоюза стимулируют закупки у разных производителей. Но в долгосрочной перспективе благодаря трубопроводам покупать газ у России будет проще и удобнее. Экономический журналист Ян Генгер призывает не поддаваться соблазну.

Deutsch
Original
Остановка такого дорогостоящего проекта незадолго до окончания приведет к очень большим убыткам, тем более что добиться прекращения строительства юридически будет совсем не просто. Дело в том, что этот миллиардный проект в конечном счете реализуется и управляется частными компаниями, а не федеральным правительством. Кроме того, в нем задействованы не только немецкие компании: «Северный поток» — это международный проект с участием инвесторов из нескольких европейских стран. Это не должно удерживать федеральное правительство от того, чтобы хотя бы попытаться [вмешаться]. <...> Германия должна дать отпор Путину и его агрессивной автократии. Речь не о том, чтобы заморозить отношения с Россией, а о том, чтобы не покупать у России еще больше газа. 
Das teure Projekt so kurz vor dem Ziel zu beenden, wird sehr viel Geld kosten. Zumal es juristisch nicht einfach wird, einen Baustopp durchzusetzen. Denn schließlich bauen und betreiben private Unternehmen das Milliarden-Projekt, nicht etwa die Bundesregierung. Außerdem sind zwar deutsche Unternehmen beteiligt, es handelt sich bei Nord Stream aber um ein internationales Projekt mit Investoren aus mehreren europäischen Ländern. Das darf die Bundesregierung nicht davon abhalten, es wenigstens zu versuchen <...> Deutschland muss Putin und seiner aggressiven Autokratie die Stirn bieten. Es geht nicht darum, die Beziehung zu Russland einzufrieren. Es geht darum, nicht noch mehr Gas von dort zu kaufen. 

оригинал, опубликован 25.01.2021

Die Zeit: Если Навальный станет президентом, ему тоже нужен будет «Северный поток»

По мнению бывшего главного редактора Die Zeit Тео Зоммера, разговоры о зависимости Германии от российского газа — не более, чем риторическая манипуляция. Его доля в общем энергопотреблении не превышает 6% и вряд ли кардинально увеличится даже после ввода в строй «СП-2», поскольку куда стремительнее, чем потребление газа, растет использование возобновляемых источников энергии. Страхи Восточной Европы, в том числе Украины, тоже безосновательны, считает он.

Deutsch
Original
У Германии нет тотальной зависимости от российского газа, Россия покрывает лишь около половины потребностей в нем. <...> Энергоснабжение Восточной Европы в любом случае гарантировано, так как газ теперь можно реверсом отправлять на восток. <...> Наконец, американцы лицемерят, когда обвиняют нас в том, что мы финансируем путинский бюджет, закупая газ: они сами стали вторым по величине импортером российской нефти. В 2019 году они заплатили за нее почти 13 миллиардов долларов, а в первом полугодии 2020 года даже удвоили ее импорт. <....> Покушение на Алексея Навального, так же как и его недавнее задержание после возвращения на родину, следует подвергнуть самому серьезному осуждению. Но завершение «Северного потока – 2» могло бы отвечать даже его интересам. После массовых демонстраций уже нельзя полностью исключить, что однажды он станет президентом России. И если он — или кто-то другой — добьется этой цели, то будет крайне нуждаться в средствах, получаемых от экспорта энергоносителей, чтобы вытащить слабеющую экономику России из затяжного кризиса. Было бы неверно обрезать последнюю нить, которая еще связывает нас с Россией. 
 Deutschland ist nicht total abhängig vom Gas aus Russland; nur etwa die Hälfte kommt von dort <...> Die Versorgung Osteuropas ist inzwischen auf alle Fälle gesichert, da Gas nun im reverse flow von Westen nach Osten geschickt werden kann.<...> Schließlich ist es reine Heuchelei, wenn die Amerikaner uns vorwerfen, dass wir mit unseren Gaskäufen Putins Haushalt finanzieren: Sie sind selbst der zweitgrößte Importeur russischen Erdöls. Dafür bezahlten sie 2019 rund 13 Milliarden Dollar, und im ersten Halbjahr 2020 haben sie ihre Einfuhren sogar verdoppelt. <....> Der Anschlag auf Alexej Nawalny und dessen neuerliche Verhaftung nach seiner Rückkehr in die Heimat ist aufs Schärfste zu verurteilen. Doch die Fertigstellung von Nord Stream 2 könnte sogar in seinem Interesse liegen. Dass er einmal russischer Präsident wird, ist nach den Massendemonstrationen nicht mehr völlig auszuschließen. Käme er oder ein anderer so weit, wären sie dringend auf die Energieeinkünfte angewiesen, um Russlands schwächelnde Wirtschaft aus der Dauerkrise zu holen. Es wäre falsch, den letzten Draht zu kappen, der uns noch mit Russland verbindet. 

оригинал, опубликован 26.01.2021

Бернд Вестфаль/Deutschlandfunk: Давайте тогда не покупать и нефть с Ближнего Востока

Немецкие социал-демократы в полном составе не поддержали резолюцию Европарламента с требованием приостановить строительство «Северного потока». Депутат Бундестага Бернд Вестфаль защищает позицию своей партии, ссылаясь на «новую восточную политику», которую проводил канцлер — социал-демократ Вилли Брандт. Вера в то, что договоренности действуют на Россию эффективнее прямого давления, насчитывает в Германии многие десятилетия и восходит едва ли не к Бисмарку. 

Deutsch
Original
Этот проект, как минимум изначально, —  энергетический. Но, конечно, его бесконечно политизируют и связывают с другими актуальными вещами. Но я действительно вижу в нем исключительно средство обеспечения энергобезопасности в Европе, а с Россией у нас уже долгое время налажено энергетическое сотрудничество. Причем ни одна сторона никогда не злоупотребляла доверием другой: даже на пике холодной войны мы получали природный газ из России и оплачивали выставленные счета. <...> Вопрос не в том, связывать или не связывать «Северный поток» с ситуацией, сложившейся вокруг Навального. На то, что происходит с Навальным, нельзя закрывать глаза. Действия России, в том числе и на международной арене, не вызывают у нас ни одобрения, ни симпатии. Но если следовать такому подходу, нам следовало бы прекратить поставки нефти с Ближнего Востока сразу же после истории c Джамалем Хашогги
Es ist zumindest erst mal ein energiepolitisches Projekt und natürlich wird das immer politisch aufgewertet und in Verbindung gebracht mit anderen Dingen, die vorherrschen. Aber ich sehe das wirklich als reine Energieversorgungssicherheit für Europa und wir haben mit Russland eine lange Energiepartnerschaft, die beide Seiten nie ausgenutzt haben, sondern wir haben immer auch zu tiefsten Zeiten des Kalten Krieges das Erdgas von Russland bekommen und wir haben unsere Rechnungen bezahlt. <...> Die Frage ist nicht, Nord Stream ja oder nein mit dem Fall Nawalny zu verknüpfen. Das, was da mit Nawalny passiert, ist nicht zu tolerieren. Das, wie Russland sich dort verhält, auch in anderen internationalen Fragen, findet von uns keine Unterstützung und auch keine Sympathien. Aber wenn wir soweit an Politik herangehen, dann hätten wir in dem Fall Kashoggi auch sofort die Erdöl-Lieferungen aus dem Nahen Osten stoppen müssen.

оригинал, опубликован 21.01.2021

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Путин потирает руки

Издатель Frankfurter Allgemeine Zeitung Бертольд Коллер, в свою очередь, считает, что отсылки к «новой восточной политике» и обвинения в адрес США, раздающиеся сейчас в Германии, играют на руку только одному человеку — Владимиру Путину. 

Deutsch
Original
«Северный поток» уже точно не войдет славной страницей в историю германской внешней и энергетической политики. Путин тем временем может потирать руки: проект посеял серьезный раздор между членами ЕС и партнерами по обеим сторонам Атлантики. Ни американские санкции, ни российский яд пока не смогли заставить Берлин отказаться от строительства. Некоторые расценивают это как доказательство суверенности национальной политики, однако есть все основания полагать, что Кремль видит в этом следствие безвыходного положения Евросоюза и зависимости блока от России. 
Zu einem Ruhmesblatt der deutschen Außen- und Energiepolitik wird das Kapitel Nord Stream aber nicht mehr. Putin dagegen kann sich die Hände reiben: Das Projekt hat maximalen Unfrieden in der EU und im transatlantischen Bündnis gesät. Weder amerikanische Sanktionen noch russisches Gift konnten bislang Berlin dazu bringen, es aufzugeben. Das mag mancher als Zeichen von nationaler Souveränität ansehen. Der Kreml, so steht es zu befürchten, bewertet solches Verhalten eher als Folge von alternativloser Abhängigkeit.

оригинал, опубликован 21.01.2021

Der Spiegel: Вред от российского газа меньше, чем от американского, но не сильно 

Многие защитники «Северного потока» в Германии открыто говорят о том, что, вводя санкции против его строителей, США вовсе не пытаются бороться с путинским авторитаризмом, а преследуют сугубо экономические цели — добиться, чтобы Германия покупала не российский трубопроводный, а американский сжиженный газ. Важный аргумент в споре — экологический. Der Spiegel попытался подсчитать, какое сырье наносит больше вреда окружающей среде. 

Deutsch
Original
Исследование Института систем и инноваций Общества Фраунгофера показывает, что, с точки зрения климата, трубопроводный газ немного экологичнее сжиженного, так как до попадания в трубу он вызывает меньше вредных выбросов. Но чем сильнее растет «транспортное плечо» , тем ниже экологичность трубопроводного газа. Напомним, длина одних лишь трубопроводов «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» составляет более 1200 километров, и это без учета сухопутных участков по России и Европе.
Allgemein habe Pipelinegas aber] eine etwas bessere Klimabilanz als Flüssiggas, heißt es in einer Studie des Fraunhofer-Institut für System- und Innovationsforschung zur Klimabilanz von Flüssiggas. Das liege an den geringeren Vorkettenemissionen, schreiben die Autoren. Allerdings verschlechtere sich mit zunehmender Transportstrecke auch die Klimabilanz von Pipelinegas. Zur Erinnerung: Allein die Ostseepipelines Nord Stream I und II sind über 1200 Kilometer lang. Die Landwege in Russland und Europa noch nicht eingerechnet.

оригинал, опубликован 17.01.2021

Карла Вигманн/Frankfurter Rundschau: Дорогой Алексей Борисович Миллер...

Пресс-секретарь немецкого отделения «Fridays for Future» Карла Вигманн тоже призывает не пренебрегать опасностями, которые несет «Северный поток». Свои опасения она изложила в форме открытого письма главе «Газпрома» Алексею Миллеру.

Deutsch
Original
Природный газ не только генерирует выбросы, но и обостряет проблему всемирного неравенства. Технология гидроразрыва пласта , которая зачастую подается как более экологичная альтернатива углю, во многих случаях приводит к уничтожению среды обитания местных жителей. <...> «Северный поток — 2» тоже проходит через охраняемые природные территории и места обитания ненцев на полуострове Ямал. Решение климатического кризиса заключается не в сжигании других видов ископаемого топлива, а в полном отказе от них. Это значит: никаких трубопроводов, никакого фрекинга, только развитие возобновляемых источников энергии.
Erdgas hat aber nicht nur ein Emissionsproblem, sondern verschärft zudem globale Ungerechtigkeit. Das häufig als klimafreundliche Alternative zu Kohlekraft prognostizierte Fracking zerstört vielerorts indigenen Lebensraum <...> Nord Stream 2 soll durch Naturschutzgebiete und den indigenen Lebensraum der Nenzen auf der Jamal-Halbinsel verlaufen. Die Antwort auf die Klimakrise ist nicht das Verbrennen von anderen fossilen Energieträgern, sondern von keinen. Das heißt: keine Pipelines, kein Fracking, sondern der Ausbau von Erneuerbaren.

оригинал, опубликован 22.01.2020

Редакция «декодера»
Перевод: Николай Андреев

читайте также

Gnose

«Северный поток — 2»

США и Германия договорились о завершении строительства «Северного потока —2». Этот магистральный газопровод должен помочь Германии решить свои проблемы в области энергетики. Одновременно он, возможно, усилит энергетическую зависимость Германии от России. Споры о пользе и вреде обоих «Северных потоков» длятся уже более 15 лет. Вот главные аргументы сторон.

Gnose

Экологическая политика в Германии

Защита окружающей среды стала частью государственной политики ФРГ еще в 1970-е, а в ГДР экоактивисты были среди тех, кто подтолкнул страну к массовым выступлениям против коммунистической диктатуры. О развитии экологического движения в Германии до и после объединения рассказывает историк Франк Юкеттер.

Гнозы
en

«Северный поток — 2»

США и Германия договорились об условиях, на которых может быть закончено строительство газопровода «Северный поток — 2». Среди них поддержка Украины и гарантии, что Берлин будет добиваться транзита российского газа через эту страну. Это значит, что в ближайшее время будут сняты санкции, которые администрация Дональда Трампа наложила на европейские компании, которые участвовали в постройке. Большинство экспертов тогда было согласно в одном: если бы санкции были реализованы в полной мере1, последствия коснулись бы не только США, ЕС и России, но взбудоражали бы и весь остальной мировой энергетический рынок — с непредсказуемыми последствиями для потребителей.

Основной аргумент европейских фирм, участвующих в проекте и сопротивляющихся санкциям, сводится к тому, что в условиях рыночной экономики газ — это товар, а не политический фактор. Однако многие усомнились в простом противопоставлении торговли и политики еще в 2000-е годы, когда споры вокруг проекта «Северный поток» только начались. Тогда его противники предупреждали о росте зависимости от России: о том, что ЕС, и прежде всего Германия, рискуют стать «заложниками Москвы», а Путин сможет в любой момент «закрыть кран» или «использовать газ как оружие». Эти алармистские предсказания не сбылись, но очевидное влияние СП-2 на будущее Украины, через которую сейчас в Европу идет значительная часть российского газа, доказывает, что в принципе они были не так уж далеки от истины.

Почему этот проект вызывает столько споров? Чего боятся противники строительства и как его защищают сторонники? Поможет ли он разрядить международную напряженность или только усилит ее?

В июле 2017 года США приняли пакет санкций против России в ответ на включение Крыма в ее состав, поддержку Башара Асада в гражданской войне в Сирии, а также предполагаемое вмешательство в свои президентские выборы2. По оценкам некоторых наблюдателей, определенную роль здесь сыграли и внутриполитические мотивы: Конгресс, имеющий решающее слово при введении санкций, решил продемонстрировать свою силу президенту Трампу3

Важная часть этих санкций касается компаний, участвующих в строительстве «Северного потока — 2». Этот газопровод строится российским «Газпромом» и пройдет по дну Балтийского моря почти параллельно уже существующему газопроводу «Северный поток» протяженностью 1224 километра. По нему будет доставляться газ с месторождения Бованенково в Ямало-Ненецком автономном округе, запасы которого превышают все разведанные в современной Европе. Подводная часть трубопровода начинается в городе Усть-Луга Ленинградской области, проходит через экономические зоны Финляндии, Швеции, Дании, а заканчивается в немецком Грайфсвальде, откуда по обычным наземным трубам газ отправится в другие страны Европы.

Сейчас, в результате введения санкций, строительство заморожено, но когда и если оно будет закончено, то трубопровод позволит транспортировать из России в Германию еще 55 миллиардов кубометров газа в год. Вместе через два «Северных потока» может идти 110 миллиардов кубометров — более четверти всего европейского потребления газа. Помимо «Газпрома» в проекте заняты европейские компании Uniper, Wintershall, OMV, Engie и Royal Dutch Shell.

Зачем нужен «Северный поток — 2»?

Это может показаться парадоксальным, но в настоящее время проект СП-2 не имеет особого экономического смысла, так как уже существующие системы транспортировки газа обладают достаточным объемом свободных мощностей, чтобы дополнительно доставить те же 55 миллиардов кубометров газа. Но, по мнению экспертов, в ближайшие несколько лет сжиженный природный газ (СПГ), поставляемый через терминалы СПГ, может превратиться в серьезного конкурента традиционного трубопроводного газа. 

Кроме того, благодаря добыче сланцевого газа на американском рынке возникает избыток сырья, который также может снизить роль трубопроводных систем, не отличающихся особенной гибкостью. Значительным может оказаться влияние таких факторов, как политическая обстановка в странах, являющихся потенциальными экспортерами СПГ, например, в Катаре или Иране. Но в любом случае мировой газовый рынок, по оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия существенно изменится4.

С этим прогнозом, вероятно, и связано строительство СП-2. В будущем благодаря второй нитке трубопровода компания Nord Stream AG, 51% акций которой принадлежит «Газпрому», сможет занять еще более прочные рыночные позиции в Германии. Это затруднит выход на рынок этой страны новых поставщиков, которым будет трудно предложить аналогичные или более выгодные условия, не рискуя слишком большими экономическими издержками для себя.

Начиная с 2020 года США, по приблизительным оценкам, смогут ежегодно экспортировать до 70 миллиардов кубических метров СПГ5. Однако и он может оказаться неконкурентоспособным, в том числе и потому, что для его получения Германии придется сначала построить дорогостоящий СПГ-терминал.

Сторонники СП-2 утверждают, что газ, который будет поставляться через немецким потребителям, должен быть дешевле, чем СПГ из США6. Кроме того, благодаря этим поставкам удастся с меньшими затратами совершить отказ от атомной энергетики и более эффективно достичь целей по сокращению выбросов CO2. Будут укреплены позиции Германии как транзитной страны и газотранспортного узла, а ее национальные поставщики получат больше возможностей для конкуренции в Европе.

Именно поэтому в Германии американские санкции вызвали особое беспокойство. Бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль заявил в июне 2017 года, что «санкции также призваны вытеснить россиян с европейского газового рынка. Американцы хотят продавать американский газ в Европе, чтобы обеспечить рабочие места в Америке, и таким образом избавляются от нежелательных конкурентов»7.

Маттиас Варниг, руководитель проекта СП-2 и лоббист «Газпрома», предупреждал о последствиях: «Если санкции действительно будут введены в такой форме, то это будет иметь радикальные последствия для всей нефтегазовой отрасли»8

Чем недовольны противники?

В России тем временем прокремлевские СМИ наперебой сообщали о том, что Германия и ЕС выступают против американских санкций в отношении России. Прокремлевские российские СМИ создавали впечатление, что критика санкций со стороны ЕС автоматически означает поддержку СП-2, по принципу «враг моего врага — мой друг»9

Между тем представители Еврокомиссии уже несколько раз говорили, что СП-2 противоречит проводимой ею политике диверсификации, а введение СП-2 в эксплуатацию угрожает конкурентности и прозрачности газового рынка ЕС10.

Противники СП-2 отмечают, что после начала работы СП-211 доля российского газа на газовом рынке Германии может увеличиться с нынешних 37% до 60%. В этом случае «Газпром» займет доминирующее положение на рынке, что даст ему возможность влиять на повышение цен. 

По мнению критиков, строительство этого трубопровода поставит под сомнение общую европейскую энергетическую политику: СП-2 подорвет планы развития единого энергетического рынка ЕС и, в конечно счете, может стать угрозой для надежного энергоснабжения Европы. Эта политика направлена на демонополизацию поставок именно для того, чтобы избежать излишней зависимости от одного поставщика.

Как и при строительстве первой нитки газопровода, особенно резко против выступают Польша и страны Балтии. Они утверждают, что проект угрожает не только энергобезопасности ЕС, но и политической стабильности отдельных государств-членов ЕС. В 2006 году министр обороны Польши Радослав Сикорский сравнил первую нитку трубопровода с пактом Молотова — Риббентропа, а в случае с СП-2 Польша обвинила Германию в энергетическом эгоизме. Кроме того, высказывались вполне прагматические опасения, что в результате строительства СП-2 может снизиться конкурентоспособность новых терминалов СПГ в Польше и Литве.

Принесет ли СП-2 мир?

Есть расхожее мнение, что «торговля способствует миру»: согласно этой аргументации, усиление взаимозависимости между Россией и Европой может привести к политическим изменениям в РФ и тем самым ослабить политическую напряженность, возникшую между торговыми партнерами после аннексии Крыма. Критики, однако, возражают, говоря, что строительство СП-2 перечеркнет все усилия Германии по помощи Украине — а значит, сделает ситуацию там еще менее предсказуемой. 

Действительно, если СП-2 заменит, как и планируется, газопровод, идущий по территории Украины, финансовые убытки этой страны от потери транзитных сборов составят около 2 млрд долларов США в год. Это может еще больше дестабилизировать экономически слабую и раздираемую военным конфликтом Украину. Что, в свою очередь, повлияет на остальные части трубопроводной инфраструктуры, ведущей на запад, и тем самым поставит под угрозу энергетическую безопасность Европы.

На ближайшее время эта опасность снята: в конце 2019 года Москва и Киев заключили новое транзитное соглашение на следующие пять лет. К тому же объем газа, который может пройти через газотранспортную систему Украины, на треть больше, чем через оба «Северных потока». Это важно еще и потому, что в моменты пикового потребления газа в Европе, прежде всего в зимний отопительный сезон, «Потоки» без украинской газотранспортной системы могут просто не справиться с доставкой нужного количества газа. Поэтому «Газпрому» стратегически необходимо сохранять маршрут через Украину, чтобы не потерять репутацию надежного поставщика.

И все равно введение в эксплуатацию СП-2, очевидно, еще более ослабит сохраняющиеся экономические связи между Россией и Украиной. В условиях войны в Донбассе понятно, что на самом деле принцип «торговля способствует миру» важен не столько для германо-российских, сколько для российско-украинских отношений. А значит, ключевой политический аргумент сторонников газопровода — что торговля приводит к миру (а ее отсутствие, наоборот, увеличивает риск войны) — в этом случае должен вести к противоположным выводам о роли «Северного потока — 2».


1. Ввод санкций частично зависит от позиции президента США по данному вопросу. См. congress.gov: H.R.3364 (2017-2018) — 115th Congress Sections 223, 235 
2. congress.gov: H.R.3364  (2017-2018) — 115th Congress 
3. süddeutsche.de: Unlautere Motive 
4. dw.com: OPAL-Pipeline entzweit Polen und Deutschland 
5. В 2016 году объем потребляемого газа в Германии составил около 80,5 млрд м3. См. welt.de: Das Schiff, das ein neues Gas-Zeitalter einläutet, de.statista.com: Erdgasverbrauch in Deutschland in den Jahren von 1980 bis 2016 (in Milliarden Kubikmeter)
6. Это подтверждают и результаты опросов, проведенных центром социологических исследований Forsa по заказу компании Wintershall и опубликованных в августе 2017 года. Согласно их результатам, 83% жителей Германии против планируемого расширения американских экономических санкций. См. wintershall.com: Trump-Effekt? Deutsche wollen lieber Erdgas aus Russland als Flüssiggas aus den USA. 
7. welt.de: Gabriel kritisiert Sanktionen scharf 
8. FAZ: Gefahr für die gesamte Öl- und Gasversorgung 
9. Например, Sputink Deutschland: EU-Kommission droht USA mit Vergeltungsmaßnahmen 
10. europa.eu: Kommission ersucht Mitgliedstaaten um Verhandlungsmandat für Nord-Stream-2-Vereinbarung mit Russland, spiegel.de: EU-Kommission stellt sich gegen Bundesregierung 
11. spiegel.de: Worum es im Gasstreit wirklich geht 
читайте также
Gnose

Нефть — культурно-исторические аспекты

Злополучное «ресурсное проклятие» состоит не только в том, что блокирует модернизацию экономики и демократизацию политической жизни. Оно блокирует наступление будущего, превращая настоящее в утилизацию прошлого. Илья Калинин о национальных особенностях российского дискурса о нефти. 

показать еще
«Пока я ждал(a)». Белорусская серия фотографа Юлии Аутц, © Юлия Аутц (All rights reserved)