Медиа

Что пишут: о выборах в США и будущем Запада

Президентские выборы в США, похоже, закончились победой кандидата от демократов Джо Байдена. Приходится говорить «похоже», потому что его соперник, действующий президент Дональд Трамп, уже пообещал оспорить результаты голосования через суд. Как бы ни закончились тяжбы, очевидно, что президентство Трампа войдет в учебники истории — и не только американской.

Как и во всем остальном мире, в Германии внимательно следили за выборами в США. Четыре года Трампа у власти оказались, пожалуй, самыми тяжелыми для немецко-американских отношений начиная с 1945 года. Трамп обвинял Германию в недостаточном финансировании НАТО, позволял себе личные выпады в адрес Ангелы Меркель, благоволил Владимиру Путину и в то же время инициировал санкции против европейских компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2». 

Его уход должен придать отношениям двух стран новую динамику, но немецкая пресса пока не очень оптимистична. «Трамп может уйти, но трампизм — вряд ли» — таков один из главных рефренов, звучащих в первые дни после выборов. Журналисты и эксперты констатируют, что раскол американского общества велик как никогда, и вряд ли он позволит Байдену быстро вернуть США роль лидера демократического мира. Причины, вызвавшие этот раскол, тоже никуда не делись, а значит, в 2024 году вполне возможно если не возвращение самого Трампа, то приход к власти продолжателя его дела. Все это требует от Европы большей ответственности, как минимум, за собственную судьбу, и особую роль здесь должна сыграть именно Германия как наиболее мощная страна континента. Между тем один из самых тревожных выводов состоит в том, что раскол, вознесший Трампа на вершину мировой власти, — не чисто американский феномен. Это делает еще менее вероятным возвращение «нормальности», если она вообще когда-то была.

Источник dekoder

Neue Zürcher Zeitung: Байден сможет найти почву для диалога?

Мерет Бауманн, руководитель отдела внешней политики NZZ, считает, что перед Байденом стоит сложная задача восстановления диалога в расколотом американском обществе:

Deutsch
Original
Ему [Джо Байдену] вряд ли удастся преодолеть резкую конфронтацию, вспыхнувшую в последние годы. Но, может быть, он сумеет хотя бы найти общую основу для диалога, без которого любая реабилитация будет бесперспективна. Эти выборы самым ужасным образом еще раз подчеркнули, что представители обоих политических лагерей живут географически, культурно и медийно в параллельных мирах, которые друг с другом почти никак не соприкасаются. 
Es wird ihm [Joe Biden] zwar kaum gelingen, die in den letzten Jahren aufgerissenen Gräben zuzuschütten. Aber vielleicht vermag er immerhin wieder eine Gesprächsbasis zu schaffen, ohne die ein Heilungsprozess aussichtslos ist. Denn diese Wahl hat in erschreckender Weise deutlich gemacht, dass die Anhänger der beiden politischen Lager geografisch, kulturell und medial in Parallelwelten leben, die kaum noch Überschneidungen aufweisen.

оригинал, опубликован 07.11.2020

Badische Neueste Nachrichten: возвращение к старому порядку

Региональная газета Badische Neueste Nachrichten видит преимущество Байдена именно в том, что он готов к политическому сотрудничеству с республиканцами:

Deutsch
Original
Если на январских выборах в штате Джорджия, где будет решаться судьба сенатских кресел, не победят кандидаты-демократы, Байден будет иметь дело с Сенатом, в котором республиканцы сохранят большинство и после его вступления в должность. Ему, в любом случае, пришлось бы искать сотрудничества с политическими оппонентами, даже если бы именно это умение не было бы его отличительной чертой. Байден известен работой в правительстве и способностью к компромиссам. Можно даже сказать, что он выступает за возвращение к старому порядку, а не за поиски новых берегов. 
Falls zwei im Januar anstehende Stichwahlen in Georgia nicht mit dem Sieg der demokratischen Kandidaten enden, hat Biden es nach seinem Amtsantritt mit einem Senat zu tun, in dem die Republikaner nach wie vor die Mehrheit bilden. Selbst wenn es nicht schon längst sein Markenzeichen wäre, er könnte gar nicht anders, als mit dem politischen Gegner zu kooperieren. Biden steht für Kompromiss und Regierungserfahrung. Wenn man so will, steht er für die Rückkehr zur alten Ordnung, nicht für den Aufbruch zu neuen Ufern.

оригинал, опубликован 07.11.2020

Die Zeit: В Европе раскол проходит по тем же линиям, что и в США

Тему общественного раскола продолжает и Михаэль Туман в Die ZeitDie Zeit (в переводе «Время») — немецкая еженедельная газета, выходящая в Гамбурге с 1946 года. Тираж превышает 500 тысяч экземпляров, число посетителей сайта составляет около 12 миллионов человек. Считается либеральным изданием с уклоном в левый либерализм. В то же время предоставляет площадку авторам разных взглядов и традиционно делает упор на большим аналитических статьях. . Он обращает внимание на то, что основной темой американских выборов осталась экономика, а идеологические споры очень напоминают те, что идут в Польше, Франции или в Венгрии:

Deutsch
Original
И на этот раз вполне благоприятно была воспринята риторика, согласно которой рабочие места лучше всего защитить с помощью изоляции страны, что Китай крадет их у американских трудящихся, а европейцы — богачи, за безопасность которых платят США. Трамп уже давно превратил националистический протекционизм в идеологию среднего класса. И кампания Джо Байдена тоже оказалась затронута этой риторикой [...] Те, кто думал, что пандемия окажется главной темой предвыборной борьбы, ошибались. Согласно опросам, более чем для трети избирателей экономика играла решающую роль. Эти избиратели говорили о том, что выживание их бизнеса, их компании — для них абсолютный приоритет [...] В Польше, во Франции и в Венгрии раскол проходит по той же линии, что и в США — между противостоящими друг другу мирами города и сельской местности. Национализм и консерватизм процветает в маленьких городках и в деревнях, которые превращаются в топографически-идеологический антипод мегаполисов. В сельской местности трампизм продолжит жить, кто бы ни стал президентом США на следующие четыре года.
Die Botschaft, dass man Arbeitsplätze am besten durch nationale Abschottung sichert, dass China den US-amerikanischen Arbeiterinnen und Arbeitern die Jobs stiehlt und dass die Menschen in Europa reich seien, ihre Sicherheit aber von den USA bezahlen lassen, kam auch dieses Mal gut an. Trump hat den nationalistischen Protektionismus in den USA längst zur Ideologie der Mitte geweitet. Auch Joe Bidens Wahlkampf ist davon nicht unberührt geblieben. [...] haben sich jene getäuscht, die dachten, die Pandemie würde das beherrschende Thema des Wahlkampfes. Bei weit mehr als einem Drittel der Wähler hat Umfragen zufolge die Wirtschaft die entscheidende Rolle gespielt. Diese Wähler gaben an, dass für sie das Überleben ihres Geschäfts, ihrer Firma absoluten Vorrang hat. [...] In Polen, in Frankreich, in Ungarn lässt sich aber auch jene Trennung beobachten, die die USA zerteilt: die gegensätzlichen Welten von Stadt und Land. In den Kleinstädten und Dörfern blühen Nationalismus und Konservatismus, sie bilden den topografisch-ideologischen Gegensatz zu den wachsenden Großstädten. Auf dem Land wird der Trumpismus weiterleben, egal, wer die USA in den nächsten vier Jahren regiert.

оригинал, опубликован 06.11.2020

Deutsche Welle: Внешнеполитическая стратегия США останется неизменной

Не слишком оптимистично оценивают немецкие эксперты и перспективы отношений между США и Евросоюзом при новом президенте. Трамп не первым из американских президентов отказался от ответственности за мировую политику, и вряд ли Байден многое поменяет в этом отношении:

Deutsch
Original
Но времена, когда у США были воля и желание нести бремя мирового полицейского в одиночку, прошли окончательно. Еще Барак Обама, выдвинув доктрину «Leading from behind»Внешнеполитическая доктрина, приверженность которой приписывали президенту США Бараку Обаме. Эту формулировку активно повторяли претенденты-республиканцы, оппонировавшие Обаме, перед президентскими выборами 2012 года. На самом деле, эта формулировка никогда не использовалась в официальных документах, хотя, как утверждают американские журналисты, была в ходу у чиновников Белого дома. Тем не менее сотрудники администрации Обамы отрицали этот факт. («Управлять, стоя позади»), дал понять, что ждет от Европы большего, в том числе финансового, участия в военных вопросах. Дональд Трамп расширил применение этой новой стратегии, и Джо Байден будет ей следовать. Даже если более дипломатично. 
Doch die Zeiten, in denen die USA willens und bereit sind, die Last des Weltpolizisten überwiegend allein zu tragen, sind endgültig vorbei. Es war Barack Obama, der mit seiner Doktrin "Leading from behind" klar gemacht hat, dass von Europa ein größeres, auch finanzielles Engagement in militärischen Fragen erwartet wird. Donald Trump hat diesen Strategiewechsel ausgebaut und Joe Biden wird ihn weiterführen. Wenn auch diplomatischer.

оригинал, опубликован 07.11.2020

Die Zeit: Байден не будет противником Европы

Более конкретно эту тему развивает Ульрих Ладурнер в Die Zeit. По его мнению, в отличие от Трампа, Байден не будет противником Европы. Но требования, предъявляемые США Евросоюзу, останутся почти теми же:

Deutsch
Original
Президент Байден тоже будет требовать от европейцев, и особенно от немцев, более активно поддерживать НАТО, то есть вкладывать больше денег, тратить больше на вооружение, брать на себя большую ответственность. В вопросах торговых отношений Байден также не станет для Европы простым партнером, его лозунг «Покупай американское» — тому свидетельство. Байден тоже не хотел бы, чтобы дорогостоящий газопровод «Северный поток-2» был достроен. И смотреть в первую очередь президент Байден тоже будет не на Европу, а на Азию, динамично развивающийся регион будущего.

Джо Байден не станет, подобно Трампу, работать против Европы, он останется другом Европы. Но широких жестов от него ожидать не приходится, хотя бы потому, что он должен внимательно относиться к настроениям американцев.

Auch ein Präsident Biden wird von den Europäern – und insbesondere von den Deutschen – einen größeren Beitrag zur Nato verlangen, also mehr Geld, mehr Rüstung, mehr Eigenverantwortung; auch Biden wird in Sachen Handelsbeziehungen für Europa kein einfacher Partner werden, sein "Buy American" ist ein Hinweis darauf; auch Biden wird die teure Gaspipeline Nord Stream nicht haben wollen; und ein Präsident Biden wird auch nicht in erster Linie nach Europa blicken, sondern nach Asien, der dynamischen Zukunftsregion.
Joe Biden würde nicht wie Trump gegen Europa arbeiten, er wird ein Freund Europas bleiben. Aber großzügig wird auch er nicht sein können, allein schon, weil er auf die Stimmung der Amerikaner achten muss.

оригинал, опубликован 05.11.2020

Süddeutsche Zeitung: Американцы будут заняты сами собой

В новой мировой ситуации Германия должна задуматься о своем месте в международной политике. Многие десятилетия лидерство США было неоспоримым, теперь настало время, чтобы Германия взяла ответственность на себя, считает Даниэль Бресслер.

Deutsch
Original
Она [Германия] пыталась держать знамя либеральной демократии до тех пор, пока США вновь не возьмутся за дело. Эта стратегия себя исчерпала […] Расколотые штаты Америки в обозримом будущем будут заняты сами собой.

При этом до небывалых высот вырастает ответственность самой сильной в экономическом отношении и, наряду с Францией, самой могущественной страны в Евросоюзе. Ответственность за сохранение единства ЕС, несмотря на пандемию популизма, которая свирепствует и в Европе тоже. Но также и ответственность за защиту граждан Европы. [...] Когда в последнее время говорилось о серьезности ситуации, речь вполне обоснованно шла о распространении COVID-19. Однако процветание и безопасность в Германии будут зависеть не только от того, как нам удастся справиться с этой пандемией. В долгосрочной перспективе и то, и другое станет возможным, только если европейцы как никогда прежде заступятся за мир, в котором они хотят жить. Это, конечно, зависит не только от Германии, но без Германии все было бы напрасно. Тот, кто сменит Ангелу Меркель на посту канцлера, должен будет нести это бремя. На следующих выборах — в 2021 году в Германии — это будет самым важным.

[...]Sie hat versucht, die Fahne der liberalen Demokratie so lange in die Höhe zu halten, bis auch die USA wieder mit anpacken. Diese Strategie ist nun an ihre Grenzen gestoßen [...] Die zerrissenen USA werden auf absehbare Zeit mit sich selbst beschäftigt sein.

Damit aber wächst ins fast Unermessliche die Verantwortung des wirtschaftlich stärksten und zusammen mit Frankreich mächtigsten Landes der Europäischen Union. Verantwortung dafür, die EU trotz der auch in Europa grassierenden Pandemie des Populismus zusammenzuhalten. Verantwortung aber auch dafür, die Bürger Europas zu verteidigen. [...] Wenn zuletzt vom Ernst der Lage die Rede war, so war mit gutem Recht die Ausbreitung von Covid-19 gemeint. Wohlstand und Sicherheit in Deutschland werden aber nicht nur davon abhängen, wie es gelingt, diese Pandemie zu überstehen. Beides wird es auf Dauer nur geben, wenn die Europäer in bisher nicht gekannter Weise für die Welt einstehen, in der sie leben wollen. Das hängt gewiss nicht nur von Deutschland ab, aber ohne Deutschland wäre alles vergebens. Wer immer nach Angela Merkel ins Kanzleramt einzieht, wird diese Bürde tragen müssen. Um nicht weniger als das wird es gehen, wenn wieder gewählt wird - nächstes Jahr in Deutschland.

оригинал, опубликован 05.11.2020

taz: Камала Харрис — шанс войти в историю?

Традиционно левая taz видит в избрании Камалы Харрис, которая станет первой афроамериканкой на посту вице-президента США, значимый сигнал для всех групп общества, которые до сих пор были недостаточно представлены на верхних этажах власти. Но сможет ли она войти в историю в качестве прогрессивного политика?

Deutsch
Original
Это было чрезвычайно символично, что видео с моментом, когда Камала Харрис узнает о победе на выборах, было сделано после пробежки. Бег в США — преимущественно вид спорта для людей из Калифорнии и Нью-Йорка, делающих ставку на продуктивность и достижения. 

Будучи генеральным прокурором Калифорнии и окружным прокурором Сан-Франциско, она придерживалась жесткой линии при преследовании за небольшие преступления. Угрозами уголовного наказания она оказывала давление на родителей детей, явно прогуливающих школу, — и темнокожих было среди них непропорционально больше. Теперь у Камалы Харрис есть шанс войти в историю в качестве прогрессивного вице-президента и движущей силы президента. 

Но для этого необходима повестка, которая затрагивает структурные причины фатального неравенства в стране, а не только в очередной раз повествует о древней американской и давно уже несбыточной мечте, будто у каждого все может получиться, если он будет следовать правилам.

Es war von ausgesuchter Symbolik, dass sich Kamala Harris nach der Siegesmeldung ausgerechnet nach dem Joggen filmen ließ („We did it Joe!“). Joggen ist in den USA vorzuzugsweise der Sport der effizienten Leistungsmenschen aus Kalifornien oder New York City.

Als Generalstaatsanwältin von Kalifornien und Bezirksstaatsanwältin von San Francisco verfocht sie eine harte Linie bei der Verfolgung kleiner Vergehen. Eltern von notorischen Schulschwänzern – überproportional Schwarze – machte sie mit strafrechtlichen Drohungen Druck. Kamala Harris hat die Chance, als progressive Vizepräsidentin und Antreiberin des Präsidenten in die Geschichte einzugehen.

Dafür ist aber eine Agenda nötig, die die strukturellen Ursachen der fatalen Ungleichheit im Land tatsächlich angeht und nicht nur den uramerikanischen, aber längst unrealistischen Traum, dass es jeder schaffen könne, der sich an die Regeln hält, nacherzählt.

оригинал, опубликован 08.11.2020

Neue Zürcher Zeitung: Противостояние должно быть взрослым

Европейские журналисты считают, что в дни после выборов американская общественно-политическая система показала себя дееспособной и готовой сопротивляться волюнтаризму первого лица. Но не все уверены, что как минимум СМИ сработали на отлично. В какой-то момент телекомпании прервали трансляцию выступления Трампа, когда тот обвинил своих противников в фальсификациях при подсчете голосов, поскольку эти обвинения не были подкреплены никакими фактами. Журналист Александр Кисслер полагает, что это была ошибка.

Deutsch
Original
Нет. Нет ничего благоразумного в том, чтобы затыкать людям рот и нарушать свободу высказывания с помощью технических средств. Даже тому, кто являет собой противоположность благоразумию и зрелости, следует противостоять по-взрослому. Иначе в конце концов останутся только догматизм и монологичность. 
Nein. Es ist das Gegenteil von Besonnenheit, Menschen über den Mund zu fahren und die freie Rede mit der Macht des technischen Apparats zu verhindern. Auch einem Gegenüber, das selbst das Gegenteil von Besonnenheit und Reife ist, sollte auf erwachsene Weise widersprochen werden. Sonst gibt es am Ende nur noch Rechthaberei und Monologe.

оригинал, опубликован 06.11.2020

Редакция декодера

читайте также

Гнозы
en

Теории заговора на экспорт

Судя по последним новостям из Европы1, те, кто активно выступает против карантинных ограничений, во главу угла ставят собственное нежелание быть «как все», подчиняясь приказам властей. Sheeple, людьми-баранами, послушно грядущими в цифровое рабство, — вот кем считают окружающих законопослушных граждан ковид-диссиденты. Билл Гейтс, Сергей Собянин или Ангела Меркель — не важно, кто олицетворяет настоящих и будущих господ мира. В своей уверенности, что пандемия коронавируса — это заговор мировых элит, солидарны ковид-диссиденты в России, США и странах Евросоюза. Что движет этими людьми и откуда они черпают информацию, подкрепляющую еще большее недоверие к институтам власти и экспертному знанию? Возможно ли сознательное изготовление теории заговора на экспорт — например, в российских властных кабинетах?

Глобальная циркуляция теорий заговора в период пандемии, порождающая глобальное же отсутствие доверия политикам, ученым и медикам, — тема настолько же актуальная, как ежедневные сводки борьбы с коронавирусом. «Инфодемия» рискует стать словом года наряду с «социальным дистанцированием» и «коронавирусом». Пожалуй, впервые наша «глобальная деревня» переживает драму человеческую, финансовую и политическую в режиме онлайн, будучи связанной миллиардами невидимых каналов информации. И в этой непростой ситуации теории заговора получили невероятное количество преимуществ. 

Социальные сети и мессенджеры стали главной площадкой для бытования разного рода страхов обывателя: врачи-отравители, Билл Гейтс, жидкое чипирование, наконец, государство, через приложения на смартфонах проникающее в глубины нашей личной жизни2. От государства спрятаться некуда, а многие граждане и сами готовы расстаться с частью своих прав, чтобы почувствовать себя более защищенными от зловещей болезни. Когда большинство готово поступиться своей свободой, чтобы быть защищенным государством, немногие, кто опасается оказаться под властью цифровой диктатуры, выходят на улицы с демонстрациями и отказываются следовать рекомендациям сохранять «социальную дистанцию»3. Для них социальные сети стали важным инструментом для поиска единомышленников, объединения и быстрой передачи информации. Но в прошлом, задолго до появления интернета, такое уже случалось. 

Как распространяются конспирологические теории

Теории заговора в течение нескольких веков активно циркулировали по европейскому континенту и в моменты кризисов очень быстро овладевали умами тысяч человек. Появление новых способов коммуникации всегда играло на руку распространению теорий заговора, хотя они не перестают передаваться и традиционными способами, из уст в уста — в качестве слухов и городских легенд4

Первая мировая «инфодемия», напрямую связанная с масштабными политическими событиями, случилась на рубеже XVIII и XIX веков: эхо Французской буржуазной революции очень быстро долетело до соседних стран, Великобритании, США и даже Российской империи. Уже через несколько лет интеллектуалы Европы и США, с ужасом смотревшие на террор в якобинской Франции, угадывали за спинами революционеров иллюминатов — членов супертайного общества внутри ордена масонов, штыком и гильотиной насаждавших Просвещение. Французский аббат БаррюэльОгюстен Баррюэль (фр. Augustin (de) Barruel, 1741–1820) — французский религиозный деятель-иезуит и публицист. После начала Великой Французской революции эмигрировал в Англию, где в 1797 году издал свой главный труд — «Мемуары по истории якобинизма», которые принесли ему общеевропейскую известность. В этом тексте он утверждал, что революция была результатом заговора, спланированного тайными обществами. В 1802 году вернулся во Францию, еще раз был арестован при Наполеоне., шотландский профессор РобисонДжон Робисон (англ. John Robison, 1739–1805) — шотландский физик и математик. Был профессором Эдинбургского университета, несколько лет жил в России и преподавал в Кадетском корпусе в Кронштадте. Известен не только как ученый, но и как автор конспирологического труда «Доказательства тайного заговора против всех религий и правительств Европы» (1797 год), в котором утверждал, что революции организованы тайным орденом иллюминатов. Его книга оказала большое влияние на будущие теории заговора. и американский пастор МорзеДжедедайя Морзе (англ. Jedidiah Morse, 1761–1826) — американский географ, которого иногда именуют «отцом американской географии». Известен прежде всего как автор школьных учебников, которые долгое время были наиболее распространены в учебных заведениях США. Также он популяризировал в США теорию заговора иллюминатов — тайного ордена, который якобы хочет свергнуть все мировые правительства. Отец изобретателя телеграфа Сэмюэла Морзе. сделали все возможное, чтобы о зловещих планах иллюминатов стало известно человечеству: во Франции — разрушить монархию, в Европе в целом — подорвать веру в церковь, а американцев — лишить демократических завоеваний войны за независимость5. В принципе, создать миф о всесильном тайном ордене удалось: страх перед иллюминатами продолжает жить, и уже новые авторы приписывают им тревоги нашего времени6

Как мы знаем, ничто так не помогло оформить «воображаемые сообщества» наций, как циркуляция книг и газет, написанных на одном — национальном — языке7. Теории заговора были в этом процессе ключевым элементом, став постоянным атрибутом дешевого бульварного чтива. Во второй половине XIX века шпионские и детективные романы в Европе превратили идею о заговоре в естественный элемент повседневности и помогли сформировать у читателей ощущение того, что они живут в одной нации, которая постоянно подвергается опасности. Как пишет социолог Люк Болтански, детективы о Шерлоке Холмсе и позже о комиссаре Мегрэ и их изощренных соперниках-злодеях помогали обывателю оценить стремительно меняющийся мир. Сыщики своими расследованиями вскрывали привычный мир реальности, обнажая тайны и демонстрируя, что за привычным фасадом повседневности может скрываться что-то ужасное8

В XX веке радио, телевидение и кино превратились в главные каналы распространения теорий заговора, а в 1990-е годы энтузиасты конспирологии пришли в интернет: и очень скоро стало ясно, что тут теории заговора будут плодиться, как микроорганизмы в чашке Петри, передаваясь на тысячи километров. 

При этом в каждой стране они адаптируются под местные реалии. К примеру, в Малайзии отсутствует сколько-нибудь внушительная еврейская диаспора, но антиизраильские настроения служат там для национального сплочения, как и во всем мусульманском мире. Однако получившая на этом фоне распространение теория мирового еврейского заговора работает еще и против местного китайского меньшинства, прямые атаки на которое запрещены властями, так что приходится выражать недовольство опосредованно9.

Почему конспирологические теории переживают ренессанс на Западе

В Европе и США теории заговора постепенно приобретают все большее влияние на политику: причина тому — падение доверия властям, социальная поляризация и таблоидизация медиа, активно распространяющих теории заговора среди своей аудитории10. Правда, все очень сильно зависит от культуры. В США теории заговора традиционно были важной частью политического языка11; в Великобритании одна из главных тем в культуре заговора — недоверие правительству и королевской семье12; в Польше и Венгрии консервативные правительства активно использовали страх перед Западом и политикой Евросоюза для мобилизации лояльного электората, не брезгуя при этом ярой антимигрантской и антисемитской риторикой13

В каждом национальном контексте получали развитие локальные конспирологические нарративы, однако некоторые теории оказывались настолько универсальны, что становились популярны сразу в нескольких странах. К примеру, в скандинавских государствах, традиционно экономически процветающих, приток эмигрантов дал толчок активному распространению праворадикальных теорий заговора. Их адепты обвиняют международные организации и руководство ЕС в попытке уничтожения этих наций и создания мирового правительства14. Те же идеи активно развивались среди праворадикальных группировок по всей Европе начиная с середины 2010-х годов и превратились в миф о Еврабии — части плана глобальных заговорщиков по уничтожению современных наций вообще15. В свою очередь, среди левых движений, особенно после финансового кризиса 2008 года, популярность обрели конспирологические идеи, направленные против политического и экономического истеблишмента16. Сторонники этичного потребления также часто считают генетически-модифицированные продукты заговором транснациональных корпораций17. Некоторые российские медиа даже активно участвуют в продвижении этой теории заговора18. Однако не этим прославилась русская культура заговора за рубежом.

Россия как экспортер и импортер заговоров

В мировой конспирологической коммуникации российское общество чаще всего было принимающей стороной: страхи европейских обществ быстро проникали в Россию и становились частью её собственной культуры (так случилось с масонским заговором, например). Однако пару раз за последние сто лет усилиями российских авторов теории заговора успешно попадали на глобальный рынок конспирологии. 

Во-первых, в первой половине XX века именно благодаря русским эмигрантам европейцы и американцы узнали о «Протоколах сионских мудрецов» — пожалуй, самой долгоживущей конспирологической фальшивке, утверждавшей, что в мире существует всесильное тайное еврейское общество, контролирующее правительства, мировые капиталы и устраивающее политические и научные революции, чтобы развалить привычный миропорядок и уничтожить веру в Бога. В 1920 году промышленник Генри Форд был настолько поражен откровениями «Протоколов», что в течение года публиковал статьи на эту тему в газете Dearborn Independent. Считается, что именно пылкая уверенность Форда в существовании еврейского заговора среди прочего вдохновляла Гитлера19. Во-вторых, в годы холодной войны спецслужбы СССР смогли удачно внедрить в западную прессу идею о том, что СПИД был изобретен в лабораториях ЦРУ20. И в том, и в другом случае теории заговора, пошедшие на экспорт в западные страны, оказались специфическим инструментом политики, направленным на подрыв политического статус-кво. 

Распад СССР открыл границы России для иностранных идей, и два последующих десятилетия российские авторы теорий заговора активно потребляли конспирологический контент, произведенный в США и Европе. Впрочем, на территории России эти идеи радикально эволюционировали: глубоко антиглобалистские идеи, пришедшие из Америки времен холодной войны (такие, например, как «новый мировой порядок», адепты которого сфокусированы на том, что США якобы теряют свой суверенитет), на российской почве выглядели как еще один заговор Запада против России. Самый яркий кейс: Александр Дугин — столп русской культуры заговора — уже в начале 1990-х годов привез идею о «новом мировом порядке» из поездок по Европе, назвав его французским термином «мондиализм». В идеологии российского правого движения мондиализм стал синонимом однополярного мира во главе с Америкой, а одним из следствий мондиалистской угрозы для России — крушение СССР в 1991 году. 

Лишь в 2010-е годы, накопив достаточный потенциал и поняв, на каком языке говорить с конспирологами из других стран, «русская культура заговора» стала производителем конспирологических идей нового типа, которые с энтузиазмом подхватили за границей21.

Не генератор, а усилитель 

Идея, что Россия противостоит глобальному либеральному заговору ЛГБТ, направленному на разрушение православия и «духовных скреп» россиян, стала центральной темой российской политики 2010-х годов. Перехватывая повестку американских религиозных фундаменталистов, российские политики и идеологи возглавили международное движение по поддержанию консервативных ценностей, став союзниками многих правых партий, как в Европе, так и за океаном22

Все начиналось в 2012 году с выступлений Ирины Сиберт против властей Норвегии, якобы отдавших ее ребенка отцу-педофилу23. Тогда микроскопическое движение Сиберт — впрочем, активно поддерживаемое большинством конспирологических ресурсов России — казалось совершенно маргинальным. В 2016 году на фоне моральной паники из-за притока иммигрантов с Ближнего Востока в Берлине якобы произошло изнасилование 13-летней ЛизыВ начале 2016 года 13-летняя Лиза Ф., дочь переселенцев из России в Германию, на несколько дней пропала из дома в берлинском районе Марцан. Вернувшись, она заявила, что ее изнасиловали трое неизвестных арабского вида. История была подхвачена российскими государственными СМИ, которые обвиняли немецкие правоохранительные органы в бездействии, на улицах Берлина состоялось несколько акций протеста. По версии следствия, Лиза провела эти дни у своего знакомого Исмета С. — гражданина Германии турецкого происхождения, — с которым добровольно вступила в сексуальную связь. Впоследствии он был приговорен к условному сроку за вступление в сексуальную связь до того, как его партнерша достигла возраста согласия., дочери переселенцев из России в Германию. Дальнейшие события с выходом на улицы города недовольных показали, во-первых, потенциал антимигрантской темы в глобальной конспирологии, которая напрямую связана с критикой правящей в стране элиты (решение Меркель о приеме сирийских беженцев). А во-вторых, силу новой медийной реальности, когда пара сюжетов на российских федеральных каналах заставляет людей выйти на улицы европейской столицы. К 2020 году моральная паника вокруг «ювенальной юстиции» и педофилии элит оказались в центре американской и европейской культуры заговора24.

Было бы странно, если бы российские политики не воспользовались возможностями, предоставленными глобальным шоком от пандемии и мирового экономического кризиса. Несогласие с решением правительств о вводе карантинных мер и потенциальная угроза бизнесу миллионов граждан — идеальная возможность подорвать доверие к политическому истеблишменту, что мы и видим на демонстрациях в Германии и не только.

Но не стоит переоценивать потенциал «русских троллей»: не они являются генераторами конспирологического контента, а различные, часто анонимные, разбросанные по всей планете авторы твитов, фейковых новостей и анонимных телеграмм-каналов. Теории заговора теперь — это массовая и круглосуточная индустрия на всех цифровых платформах мира, и ее продукты способны распространиться за считанные дни по всему миру25. Вовремя нащупав возможности теорий заговора к мобилизации людей, русские тролли лишь «усиливают» сигнал, увеличивая масштабы распространения таких идей в онлайне и привлекая потенциальные аудитории к такому контенту.

Как вокруг Путина объединились правые и левые конспирологи

Консервативный поворот Путина, который обозначился делом Pussy Riot и анти-ЛГБТ повесткой в 2012 году, очень быстро привлек к себе внимание европейских и американских правых. «Традиционные ценности», нелюбовь к ЛГБТ, антимигрантская риторика, «лицемерие» политической корректности, мачистский образ сильного Путина, наконец, антиамериканизм стали композитной псевдоидеологической платформой, на которой объединились сторонники правых взглядов в Европе. И это на сегодня — стержень самостоятельной европейской конспирологии, только поддерживаемый мягкой силой российских медиаресурсов. 

Но правые в Европе и США — не единственные, кого впечатляет политика Путина. Успех кремлевской стратегии в том, чтобы не делать ставку на определенную идеологию, а давать возможность высказаться всем, сохраняя тем самым образ истинного защитника свободного мира, в пику корпоративной (читай: продажной) «лживой прессе», защищающей политический мейнстрим26

В эфире RT бывают как сторонники правых движений вроде Алекса ДжонсаАлекс Джонс (англ. Alex Jones, род. в 1974) — американский крайне правый публицист, радиокомментатор, популяризатор конспирологических теорий. Созданный Джонсом сайт InfoWars — один из главных агрегаторов теорий заговора в интернете. Джонс считает, что западные правительства ведут сознательную политику геноцида белого населения, выступает против всеобщей вакцинации, а также верит в существование тайного климатического оружия., так и левые политики — например, Джордж ГаллоуэйДжордж Галлоуэй (англ. George Galloway, род. в 1954) — британский политик и публицист, бывший член Лейбористской партии, исключенный из нее за радикальные высказывания, в том числе за призыв к военнослужащим не выполнять приказы командования во время вторжения в Ирак в 2003 году. Известен резкой критикой в адрес Израиля, а также как сторонник национализации экономики и увеличения налогов на богатых., Джулиан Ассанж и многие другие. Как оказалось, нелюбовь к правящим элитам объединяет. Сами понятия «лживые медиа» и fake news стали топовыми в середине 2010-х годов, когда их стали активно употреблять в политических дискуссиях, но начало этому процессу положили RT и «Спутник»27. Внимательный анализ программ RT на любом языке демонстрирует удивительную всеядность в выборе тем и спикеров, и каждому найдется место в информационной повестке канала. Собственно, это и есть главное ноу-хау российской внешней политики: клеймить предвзятость и шаблонность представлений о России и поддерживать любые силы, которые критически настроены против правящей элиты.

Сегодня последствия карантинных ограничений для бизнеса — это универсальная тема, способная вывести на площадь и левых, и правых, которые время от времени скандируют имя Путина. Как показывают опросы, ковид-диссидентские теории раскручиваются политическими активистами с обеих сторон политического спектра, а общее следствие этого — подрыв доверия в экспертное знание и общественные институты28

В Европе и США грядут выборы, и на фоне экономического упадка шансы прежде маргинальных движений возрастают. Многое будет зависеть от эффективности экономических мер, принятых европейскими правительствами. Прозрачная эффективная политика поможет сохранить доверие, отсутствие которого — ключевой фактор для понимания причин популярности теорий заговора. 


1. Сухарчук Д. Кругом обман // Quorum. 18 мая 2020 
2. Энциклопедия коронавирусных слухов и фейков // N +1. 8 апреля.2020; Echtermann A., Datenanalyse: Nutzer finden fragwürdige Corona-Informationen vor allem auf Youtube und verbreiten sie über Whatsapp // Correctiv. 12. Mai 2020 
3.Бушуев М., "Ковидиоты": Германия обсуждает протесты против карантина // Deutsche Welle. 14.05.2020 
4.Turner P. A. I heard it through the grapevine. Rumour in African-American Culture. University of California Press, 1993.
5.Porter L., Who are the Illuminati? Exploring the Myth of the Secret Society. Collins & Brown, 2005 
6.Бородихин А., «Превратить нас в подопытных морских свинок для Гейтса». Коронавирус и конспирология // Медиазона. 17 апреля 2020 
7.Anderson B., Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. Verso, 2006 
8.Болтански Л., Тайны и заговоры. Издательство европейского университета в Санкт-Петербурге, 2019 
9.Swami V. Social psychological origins of conspiracy theories: the case of the Jewish conspiracy theory in Malaysia // Frontiers in Psychology, 2012, 3, pp.1-9 
10.CompactCompact — немецкий ежемесячный журнал крайне правого направления, близкий к партии «Альтернатива для Германии». Основан издателем Каем Хомилиусом, публицистом Андресом Абу Бакр Ригером и журналистом Юргеном Эрлессером, который стал его главным редактором. Пилотный номер издания вышел в декабре 2010 года. Основатели журнала противопоставили себя «мейнстримной» леволиберальной прессе. Главной проблемой Германии они объявили тотальную зависимость от США. С 2020 года немецкие спецслужбы ведут официальное наблюдение за содержанием журнала из-за подозрения в публикациях, разжигающих расовую ненависть. Education Group, Guide to Conspiracy Theories, 2020 
11.Knight P., Conspiracy Theories in American History. An Encyclopedia. ABC-CLIO, 2003 
12.Drochon H. Who Believes in Conspiracy Theories in Great Britain and Europe?// Joseph E. Uscinski (ed.) Conspiracy Theories and the People Who Believe Them. New York, 2018 
13.Conspiracy Theories in Europe: A compilation.
14.Bergmann E., Conspiracy and Populism: the Politics of Misinformation. Palgrave, 2018 
15.Brown A., The Myth of Eurabia: how a far-right conspiracy theory went mainstream // The Guardian. 2018, August 16th 
16.Mills T., Can The Ruling Class Speak? // Jacobin Mag. 2018 October 14th 
17.Saletan W.. Unhealthy Fixation // The Slate. 2015 July 15th 
18.Regalado A. Russia Wants you to hate GMO // MIT Technology Review. 2018 Febuary 28th 
19.Baldwin N., Henry Ford and the Jews: The Mass Production of Hate. Public Affairs, 2018 
20.Каррера Г. Фейковые новости холодной войны: КГБ о СПИДе и Кеннеди // Русская служба Би-би-си. 1 апреля.2017 
21.Яблоков, Илья. Русская культура заговора. Конспирологические теории на постсоветском пространстве. Альпина Нон-Фикшн, 2020 
22.Hooper M. Russia’s ‘traditional values’ leadership // The Foreign Policy Centre. 2016 May 24th. 
23.Borenstein E. The Passion of Irina Bergseth // Plots against Russia. 2016 May 26th 
24.Взять хотя бы этот псевдодокументальный фильм автора из Нидерландов 
25. Frenkel, Sheera, Decker Ben, Alba, Davey. How the ‘Plandemic’ Movie and Its Falsehoods Spread Widely Online // New York Times. 2020 May 20th 
26. Yablokov I. Conspiracy Theories as a Russian Public Diplomacy Tool: The Case of Russia Today (RT) // Politics. 2015 Vol 35(3-4), 301–315 
27. Avramov K., Gatov V., Yablokov I. Conspiracy theories and fake news // Knight, Peter, Butter, Michael (eds) Handbook of Conspiracy Theories. Routledge, 2020. pp. 512-524
28.Uscinski J. E., Enders A. M., Klofstad C. A., Seelig, Michelle I., Funchion J. R., Everett C.; Wuchty S., Premaratne K., Murthi M. N. Why do people believe COVID-19 conspiracy theories? // The Harvard Kennedy School (HKS) Misinformation Review, 2020, Vol. 1, Special Issue on COVID-19 and Misinformation 
читайте также
показать еще
Ингмар Бьёрн Нолтинг: Measure and Middle, © Ингмар Бьёрн Нолтинг/Ingmar Björn Nolting/laif (All rights reserved)