Медиа

Владимир Балахонов

Гнозы

свежие гнозы

Удовольствие женщины — в план пятилетки!

Выполнить и перевыполнить пятилетний план по женским оргазмам на душу населения! Лидеры многих социалистических стран не нашли бы в этом лозунге ничего удивительного. Об этом – в гнозе социолога и историка сексуальности Катерины Лишковой.

Штази и «проработка» социалистической диктатуры в Германии

Восточногерманская Штази была в несколько раз крупнее, чем КГБ, если считать долю сотрудников в общей численности населения. В отличие от России, изучение преступлений немецкой спецслужбы идет на государственном уровне — и тем не менее ее бывшие сотрудники в массе своей не подверглись преследованиям.

Кино и немцы

Если «немцы» на российском экране остаются воплощением абсурдной (если не смертельно опасной) расчетливости, то «русские» на немецком экране воплощают не менее абсурдную (и иногда не менее опасную) импульсивность. Историк кино Оксана Булгакова размышляет о взаимных стереотипах в российском и немецком кинематографе.
 

«Брекзит»: европейский взгляд

31 января 2020 года — последний день пребывания Великобритании в Евросоюзе, 1 февраля — формальная дата «Брекзита». Формальная потому, что все реальные изменения наступят только в конце года, по итогам очередных длительных переговоров. Политолог Рафаэль Боссонг рассказывает о том, как ЕС пережил «Брекзит», чего он будет добиваться на переговорах и какое будущее ждет его без Соединенного королевства.

Антон Чехов

Культ Чехова сформировался уже перед Первой мировой войной. Однако он не был похож на большинство массовых культов: обожание вызывали такие его качества, как сдержанность, отсутствие высокомерия, ровность в отношениях с людьми, внутренняя цельность и забота о ближнем. Андрей Степанов — о русском классике, в котором Россия полюбила себя. 
 

«Не все было напрасно»: чем похожи и чем отличаются ностальгия по СССР и «остальгия» по ГДР

В Восточной Германии «остальгия» приняла форму коллекционирования старых телевизоров, магнитофонов и резиновых космонавтов. Почему бывшие гэдээровцы так дорожат вещами – в гнозе историка Моники Рютерс.

Как устроено немецкое Рождество

Глинтвейн, сверкающие елки и горы подарков: наши представления о немецком Рождестве сформированы туристической индустрией, рекламными каталогами и кинематографом. Религиовед Елена Ромашко рассказывает о том, как немцы на самом деле отмечают свой главный праздник.
 

Петер Хандке

Выдвижение Петера Хандке на Нобелевскую премию по литературе 2019 года вызвало в европейской прессе ожесточенные споры. Александр Белобратов — об австрийском писателе, борющемся с «описательной импотенцией» в литературе и оставившем полемические записки о войне в Югославии.
 

Изображая жертву: о культуре виктимности

Где проходит граница между политической корректностью и ограничением свободы высказывания? Не живем ли мы в эпоху нового тоталитаризма, основанного на запрете оскорбления чьих-либо чувств? Ответы на эти вопросы сегодня ищут многие исследователи и активисты. Со-редактор dekoder и социолог Полина Аронсон о дебатах по поводу политики идентичности, микроагрессиях и попытках солидарности в «обществе сингулярностей».

Советский Союз и падение Берлинской стены

«Насколько мне известно, это вступает в силу немедленно... сейчас». Эти слова привели к штурму Берлинской стены. Ни Кремль, ни советское посольство в Восточном Берлине не были в курсе. Историческое решение об открытии стены поздним вечером 9 ноября было принято без согласования с советскими «друзьями». Ян Клаас Берендс о реакции Москвы на драматические перипетии 1989 года.

© Christina Czybik (All rights reserved)