Медиа
CORRECTIV

Немецкие «друзья Путина» против карантина

Когда в 2014 году случился крымский кризис и война в ДонбассеВойна на востоке Украины это военный конфликт между Украиной и самопровозглашенными республиками ДНР и ЛНР. Украина утверждает, что Россия поддерживает сепаратистов, посылая на Украину военных и оружие, Россия отрицает эти обвинения. В результате вооруженного конфликта погибло более 12 000 человек. Несмотря на приложенные усилия, перемирие до сих пор не было достигнуто. Подробнее в нашей гнозе , немецкое правительство было одним из ключевых проводников санкционной политики против Кремля. Однако уже тогда в политическом поле Германии было достаточно противников жесткой линии в отношении России. Вовсе не случайно, что в международный словарь для обозначения людей, публично одобряющих действия российского президента, вошло именно немецкое слово Putinversteher — «понимающий Путина».

В парламентской политике деятели соответствующих взглядов в то время концентрировались прежде всего в партии «Левых»«Левые» (Die Linke) — наиболее последовательно отстаивающая социалистические и неомарксистские идеи парламентская партия Германии. Образована в 2007 году в результате слияния Партии демократического социализма (ПДС) и «Электоральной альтернативы за трудовую и социальную справедливость». ПДС возникла на обломках правившей в ГДР Социалистической единой партии и в первые годы после воссоединения Германии стабильно получала высокий результат на востоке страны. Левые выступают за активное участие государства в экономике, критикуют Европейский союз и НАТО и выступают за создание европейской системы коллективной безопасности с участием России. Лучший результат левые показали на своих первых выборах в 2009 году, набрав 11,9%, в 2017 году они получили 9,2%.. В начале 2000-х годов она была создана на осколках Социалистической единой партии ГерманииСоциалистическая единая партия Германии (СЕПГ) была правящей партией в ГДР с момента ее образования в 1949 году до 1990 года. Была создана после Второй мировой войны в советской зоне оккупации путем слияния восстановленных Коммунистической партии Германии и Социал-демократической партии. С 1949 года начинается преобразование СЕПГ в «партию нового типа» по образцу сталинской КПСС. Несмотря на то что формально в ГДР, в отличие от многих стран советского блока, существовала многопартийность, СЕПГ была единственной реальной силой, руководящая роль которой была закреплена в Конституции 1968 года. При общей численности населения ГДР в 16 миллионов человек членами партии в 1987 году было 2,2 миллиона. После объединения Германии СЕПГ была преобразована в Партию демократического социализма, которая сейчас продолжает существование как партия «Левые». (СЕПГСоциалистическая единая партия Германии (СЕПГ) была правящей партией в ГДР с момента ее образования в 1949 году до 1990 года. Была создана после Второй мировой войны в советской зоне оккупации путем слияния восстановленных Коммунистической партии Германии и Социал-демократической партии. С 1949 года начинается преобразование СЕПГ в «партию нового типа» по образцу сталинской КПСС. Несмотря на то что формально в ГДР, в отличие от многих стран советского блока, существовала многопартийность, СЕПГ была единственной реальной силой, руководящая роль которой была закреплена в Конституции 1968 года. При общей численности населения ГДР в 16 миллионов человек членами партии в 1987 году было 2,2 миллиона. После объединения Германии СЕПГ была преобразована в Партию демократического социализма, которая сейчас продолжает существование как партия «Левые».), некогда правившей в просоветской ГДР. Она сохранила присущий СЕПГСоциалистическая единая партия Германии (СЕПГ) была правящей партией в ГДР с момента ее образования в 1949 году до 1990 года. Была создана после Второй мировой войны в советской зоне оккупации путем слияния восстановленных Коммунистической партии Германии и Социал-демократической партии. С 1949 года начинается преобразование СЕПГ в «партию нового типа» по образцу сталинской КПСС. Несмотря на то что формально в ГДР, в отличие от многих стран советского блока, существовала многопартийность, СЕПГ была единственной реальной силой, руководящая роль которой была закреплена в Конституции 1968 года. При общей численности населения ГДР в 16 миллионов человек членами партии в 1987 году было 2,2 миллиона. После объединения Германии СЕПГ была преобразована в Партию демократического социализма, которая сейчас продолжает существование как партия «Левые». антиамериканизм и симпатию к идее «сильной России». А потому к вхождению Крыма в состав РФ относилась с сочувствием. 

Более пугающим многим СМИ и политикам представлялось открытое сочувствие к России в крайне правой среде, внимание к которой было особенно пристальным на фоне стремительного роста популярности партии «Альтернатива для Германии» (АдГ)«Альтернатива для Германии» (АдГ; Alternative für Deutschland, AfD) — правопопулистская политическая партия, образованная в 2013 году. На фоне долгового кризиса Греции в ФРГ распространились евроскептицизм АдГ и идея отказа от евро в пользу немецкой марки. Однако с самого начала в партийной программе присутствовал националистический элемент. АдГ выступает за сокращение иммиграции в Германии, против усиления европейской интеграции, за защиту так называемых «традиционных ценностей», в том числе против однополых браков. В 2015 году националистическое крыло победило на выборах партийного лидера. В 2013 году АгД набрала 4,7% и не попала в парламент. Четыре года спустя партия заняла третье место с 12,6% голосов. Наибольший процент голосов она получила на территории бывшей ГДР, однако в абсолютных цифрах высоким результатам она обязана также и западным землям, где численность населения существенно выше. . Идеологи националистического крыла АдГ утверждали, что еще Бисмарк завещал Германии союз с Россией как гарантию стабильности в Европе. Многие из лидеров этой партии открыто высказывались против антироссийских санкций, считая, что они навязаны США. В путинской России с ее репрессивными законами, направленными на защиту так называемых «традиционных ценностей», все видели не только противовес «американской гегемонии», но и альтернативу толерантной мультикультурности западных обществ. В свою очередь, крайне правых стали воспринимать как «агентов влияния» Москвы. Успех АдГ на выборах в БундестагБундестаг (нем. Bundestag) — немецкий парламент. Избирается на прямых всеобщих выборах гражданами Германии старше 18 лет по смешанной системе. В Бундестаге нынешнего 19-го созыва, избранного в 2017 году, заседает 709 депутатов, благодаря чему он стал крупнейшей демократически избранной палатой в мире. К ключевым полномочиям Бундестага относится избрание федерального канцлера, федерального президента и судей Федерального конституционного суда. в 2017 году (она заняла четвертое место, набрав 12,5% голосов) только усилил опасения, связанные с ними.

Возможно, эти страхи настолько акцентированы в немецких СМИ потому, что позиция самих элит Германии амбивалентна. Последовательно реализуя санкционную политику, эта страна в то же время не собирается отказываться от проекта трубопровода «Северный поток-2Газопровод «Северный поток — 2», проходящий по дну Балтийского моря из России в Европу, принадлежит одноименному консорциуму. Хотя доли в нем есть у пяти европейских фирм, контрольный пакет принадлежит «Газпрому». Трасса проходит почти параллельно газопроводу «Северный поток», функционирующему с 2011 года. Вместе они смогут доставлять в Европу газ, объем которого превышает четверть всего потребления в странах ЕС. Однако США вводят против газопровода санкции, которые ставят под сомнение реализацию этого политически и экономически неоднозначного проекта. Подробнее в нашей гнозе », а его руководитель с немецкой стороны — экс-канцлер Герхард ШредерГерхард Шредер (род. в 1944) — немецкий государственный деятель, член Социал-демократической партии, федеральный канцлер в 1998–2005 годах, с 2017 года председатель совета директоров российской нефтяной компании «Роснефть», один из основных пропагандистов проекта трубопровода «Северный поток-2» в Германии. Из-за тесных связей с путинской Россией часто подвергается критике со стороны немецкой прессы.. В Берлине постоянно подчеркивают, что это исключительно экономическое предприятие, хотя оно, очевидно, усилит потенциал правящего российского режима.

Новое звучание разговоры о «руке Москвы» приобрели с началом эпидемии коронавируса. Журналисты издания CORRECTIV обратили внимание на то, что на митинги против карантинных мер вновь выходят те же люди, что в 2014 году выступали в защиту Москвы, — объединенные не столько общей идеологией, сколько неприятием «истеблишмента».

Источник CORRECTIV

1 мая на улицы Берлина вновь вышла сборная солянка из левых и правых активистов, выступающих против «коронавирусной диктатуры». Все они — давние знакомые. Помимо несогласия с антикоронавирусными мерами федерального правительства их объединяет еще одна особенность — симпатии к Кремлю. 

С началом карантина каждую неделю перед берлинским театром ФольксбюнеФольксбюне (нем. Volksbühne, «Народный театр») – один из главных берлинских драматических театров. Основан в 1914 году обществом «За свободный народный театр» (нем. Freie Volksbühne) на средства из частных пожертвований, им собранных. Фольксбюне был создан как альтернатива существующей драматургической традиции: в нем ставились спектакли на острые социальные темы, а билеты были доступны для простых рабочих и мелких торговцев. С 1949 по 1989 год театр находился на территории Восточного Берлина. После объединения Германии благодаря своему художественному руководителю Франку Касторфу (руководил им с 1992 по 2017 год) стал одним из центров левого искусства и экспериментальной драматургии. собираются левые и правые активисты, протестующие по поводу мер федерального правительства по борьбе с пандемией, которые они расценивают как «коронавирусную диктатуру». Последняя демонстрация (на момент выхода оригинала статьи 30 апреля — прим.ред.) собрала около тысячи участников.

Один из них — Юрген Эльзессер, издатель праворадикального журнала CompactCompact — немецкий ежемесячный журнал крайне правого направления, близкий к партии «Альтернатива для Германии». Основан издателем Каем Хомилиусом, публицистом Андресом Абу Бакр Ригером и журналистом Юргеном Эрлессером, который стал его главным редактором. Пилотный номер издания вышел в декабре 2010 года. Основатели журнала противопоставили себя «мейнстримной» леволиберальной прессе. Главной проблемой Германии они объявили тотальную зависимость от США. С 2020 года немецкие спецслужбы ведут официальное наблюдение за содержанием журнала из-за подозрения в публикациях, разжигающих расовую ненависть.. В одной из статей он пишет, что «гигиенические демонстрации» напоминают ему 2014 год, когда каждый понедельник люди выходили «против воинственных действий, развязанных НАТО в отношении России в ходе крымского кризиса».

Тогда вместе с Эльзессером и бывшим телеведущим канала RBBТелерадиовещательная компания Берлин-Бранденбург (нем. Rundfunk Berlin-Brandenburg (rbb)) вещает для федеральных земель Берлин и Бранденбург, расположена в Берлине и Потсдаме. Включает в себя ряд радиостанций различного направления и собственный телеканал. Программы RBB доступны во всех регионах Германии. Кеном Йебсеном на митингах выступали депутаты от партии «Левых», в том числе Дитер ДемДитер Дем (нем. Diether Dehm, род. в 1950) — немецкий продюсер, автор песен и политик, депутат Бундестага. В 1970–1980-е годы приобрел известность как музыкант, в начале 1990-х годов занялся политикой. Был членом Социал-демократической партии, ныне входит в партию «Левых». Большой скандал вызвало рассекречивание сведений, согласно которым в 1970-е годы Дем был завербован Штази. Это, однако, не повредило его политической карьере. В 2014 году выступал с критикой по поводу санкций против России. . Более того, на некоторое время движение вступило в коалицию с ксенофобским объединением PEGIDAДвижение PEGIDA (Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes; ПЕГИДА, «Патриотичные европейцы против исламизации Запада») зародилось в Дрездене. Первая демонстрация PEGIDA состоялась 20 октября 2014 года. Ее участники маршировали по городу с антимигрантскими лозунгами, требуя от властей защитить немецкий суверенитет и идентичность. Крупнейшая демонстрация состоялась 12 января 2015 года и собрала от 17 до 25 тысяч участников. Аналогичные движения появились в других городах Германии и за ее пределами. В 2016 году лидер движения Лутц Бахман был осужден за разжигание межнациональной розни. До весны 2017 года шествия в Дрездене проходили еженедельно, после этого они фактически прекратились. из Дрездена, основанным в 2014 году праворадикалом Лутцом БахманомЛутц Бахман (нем. Lutz Bachmann, род. в 1973) — немецкий политический активист, основатель дрезденского движения PEGIDA, декларирующего своей целью спасение Европы от мигрантов из мусульманских стран. Во время миграционного кризиса 2015 года демонстрации PEGIDA и аналогичных движений собирали десятки тысяч человек. Бахман был вынужден покинуть движение после того, как в интернете распространилась фотография, где он изображен с усами и прической, напоминающими Гитлера.. Объединение PEGIDA, на тот момент декларировавшее своей целью спасение Европы, открыто поддерживало Россию: участники ее демонстраций несли российские флаги и портреты Путина.

Пророссийские выступления, проходившие той зимой, объединили левых и правых политиков и публицистов. Вместе они высказывались в поддержку аннексии Крыма Россией и, вторя Кремлю, пытались возложить ответственность на Украину за сбитый самолет MH-17 «Малайзийских авиалиний». Нынешние демонстрации против коронавирусной политики федерального правительства впервые за несколько лет снова объединили бывших союзников по «кверфронтуКверфонт — это широкая коалиция, в которой смыкаются крайне правые и крайне левые силы, буквально «поперечный фронт». В Германии термин распространился накануне прихода к власти Адольфа Гитлера. В других языках, в том числе в русском, подобные идейные коалиции часто называют «третьим путем» между капитализмом и социализмом. Идеологи кверфронта декларировали строительство социалистического (или некапиталистического) общества в рамках этнически гомогенной нации. В последние годы в Германии о кверфронте заговорили на фоне усиления правых популистов. Его участники сегодня критикуют глобальный капитализм и США, обещают усилить прямую демократию и выступают против этнически и культурно «чуждых» групп в обществе.».

«И там, и там собираются приверженцы безумных и часто противоречащих друг другу теорий заговора, — говорит Миро Диттрих, эксперт берлинского фонда Амадеу АнтониоФонд Амадеу Антонио (нем. Amadeu Antonio Stiftung) — независимая негосударственная исследовательская организация, ставящая своей задачей укрепление гражданского общества, борьбу с неонацизмом, правым экстремизмом и другими формами ксенофобии в Германии. Фонд основан в 1998 году, штаб-квартира расположена в Берлине. Назван в честь ангольского рабочего Амадеу Антонио, приехавшего на работу в ГДР и погибшего от рук неонацистов в 1990 году., специализирующийся на подобных конспирологических теориях и правом экстремизме, — причем иногда это одни и те же лица». Еще одним сходством эксперт называет то, что и сегодня протестующие декларируют собственную аполитичность, однако, как и в 2014 году, «аполитичность» прежде всего выражается в беспрепятственном допуске правых радикалов к участию в мероприятии.

Кен Йебсен решил выйти из игры уже в процессе украинского кризиса и дистанцировался от праворадикальных партнеров по коалиции, которые развязали оголтелую кампанию против миграционной политики правительства и заговорили о якобы начавшемся «замещении населенияСогласно популярной в праворадикальных кругах теории «великого замещения», власти и элиты сознательно провоцируют замену коренного белого населения западных стран иммигрантами из мусульманских и других регионов. С этой целью якобы проводится все более либеральная миграционная политика, а в самих западных обществах одновременно пропагандируются контрацепция и однополые отношения. Цель — получить более дешевую рабочую силу, легче поддающуюся властным манипуляциям. Первым эту концепцию изложил французский писатель Рено Камю в 2010 году, с тех пор она стала важной частью правых теорий заговора.». Эльзессер явно сожалеет об этом разрыве. «Решение прекратить сотрудничество лишило протестное движение динамики», — пишет он. Статью о демонстрации перед театром Фольксбюне в журнале Compact иллюстрирует совместное фото Йебсена и Эльзессера, сделанное в 2014 году.

Риторика «кверфронта», тогда обвинявшего традиционную прессу и «мэйнстримные СМИ» в так называемой русофобии, эхом отдается вплоть до сегодняшнего дня. В то время портал Йебсена KenFmKenFM — название веб-страницы и Youtube-канала журналиста Кена Йебсена. С 2001 по 2011 год Йебсен вел одноименную передачу на радиостанции Fritz FM, откуда был уволен за экстремистские высказывания. Открыв в 2012 году свой собственный Youtube-канал, Йебсен стал одним из главных популяризаторов теорий заговора разного толка: антиизраильских, ксенофобских, теперь — ковид-диссидентских. На канал подписано несколько сотен тысяч абонентов. и журнал Compact как раз набирали популярность, термин «лживая прессаПонятие «лживая пресса» вошло в обиход агитаторов разных мастей еще в начале 20 века – со времен Первой мировой войны. Особенно часто, впрочем, его употребляли пропагандисты национал-социализма. Так, Генрих Геббельс использовал это выражение по отношению к левой – «красной» – прессе. После окончания Второй мировой войны термин употреблялся лишь спорадически, в том числе и в ГДР – относительно западногерманских масс-медиа. Сегодня выражение «Lügenpresse» оказалось подхвачено ультраправым движением «Pegida» и консервативной партией «Альтернатива для Германии». В 2014 году «Lügenpresse» было названо «самым отвратительным словом года» (Unwort des Jahres).» определял весь дискурс, а петербургские фабрики троллей обеспечивали пророссийским активистам поддержку в социальных сетях. 

Сегодня участники тех событий опять стоят перед Фольксбюне, а Йебсен снова задает тон: в подкасте, прослушанном уже несколько миллионов раз, создатель KenFm называет меры по предотвращению распространения коронавируса «экспериментом на послушание».

Близость к театру

Неясной остается роль театра Фольксбюне, который не был замешан в протестах из-за событий на территории Украины. В выходных данных газеты нового протестного движения Demokratischer Widerstand («Демократическое сопротивление») указан адрес театра, однако его администрация утверждает, что ничего не знала об этом. 

В ответ на уточняющий запрос театр сообщил, что адрес Фольксбюне используется неправомерно и по этому поводу принимаются необходимые юридические меры. Администрация считает важным соблюдение принципа свободы собраний даже во время пандемии, однако указывает: «То, что уже месяц происходит [перед театром] на площади Розы Люксембург, неправильно: неправильно преуменьшать опасность пандемии и тем самым ставить под угрозу других людей, неправильно вести дела с правыми популистами, активистами "кверфронта", а также приверженцами теорий заговора».

При этом Франк КасторфФранк Касторф (нем. Frank Castorf, род. в 1951) — художественный руководитель театра  Фольксбюне с 1992 по 2017 год. Именно под руководством Касторфа постановки театра (в том числе по произведениям Достоевского, Булгакова, Брехта и других классиков) приобрели мировую славу – в первую очередь, благодаря их экспериментальной драматургии и левой социально-критической направленности. Касторф одним из первых начал сочетать классическую театральную драматургию с кинематографом, хореографией, жанром  stand-up и перформансом., долгие годы прослуживший интендантом Фольксбюне, недавно в интервью журналу SpiegelDer Spiegel — крупнейший в Германии и в Европе еженедельный журнал с тиражом свыше 800 тысяч экземпляров, основан в 1947 году. Редакция издания расположена в Гамбурге. Известен репортажами и журналистскими расследованиями, за которые был неоднократно награжден различными премиями. Считается, что Der Spiegel во многом определил язык немецкой журналистики (за что журнал также критиковали). высказался резко против мер, предпринимаемых для борьбы с коронавирусом. «Я не хочу, чтобы федеральный канцлер Ангела Меркель указывала мне, что нужно мыть руки», — в частности заявил он. Касторф в значительной мере определял жизнь театра вплоть до ухода в 2017 году, и у него там вполне могли остаться почитатели.

Тираж «Демократического сопротивления», по собственным данным редакции, превышает 100 тысяч экземпляров. В числе издателей указан журналист Ансельм Ленц, у которого идет трудовой спор с газетой taz — по словам самого журналиста, из-за его позиции по коронавирусу.

Организаторы протестов имеют связь с театром. Сам Ленц не только журналист, но и деятель искусства: вместе с Хендриком Соденкампом, еще одним издателем Demokratische Widerstand, Ленц участвовал в различных художественных проектах, в том числе в «Доме Бартлби«Дом Бартлби, или Центр Отказа от Карьеры» (нем. Haus Bartleby e.V. – Zentrum für Karriereverweigerung) — культурное объединение и интердисциплинарный проект, ставящий своей задачей критику неолиберального капитализма, в первую очередь — «фетишизации карьеризма и личностного роста». Девиз и название организации заимствованы из рассказа Германа Мелвилла «Писец Бартлби», главный герой которого на все указания своего босса отвечал одной и той же фразой: «Я бы предпочел не делать это». С 2014 по 2017 год в рамках проекта был создан ряд перформансов и театральных представлений на тему трудового неравенства и эксплуатации в современных капиталистических странах. С 2017 года проект заморожен.», а также организовывал «Трибунал над капитализмомТрибунал над капитализмом (нем. Kapitalismustribunal) — фиктивный судебный процесс, созданный объединением «Дом Бартлби». В ходе этого процесса члены объединения совместно с экономистами, юристами и другими экспертами рассмотрели 405 реальных жалоб на условия труда, поданных в разные организации по всему миру. Предъявленные обвинения касались эксплуатации рабочих в странах третьего мира, низких пособий по безработице, потери социальных гарантий сотрудниками многих предприятий и т.д.» в Вене.

Журналисты-друзья России

Трибуну Ленцу предоставляет пророссийский интернет-портал Rubikon, где регулярно выходят интервью с ним и его программные статьи. Основанный в 2017 году портал заполнен кликбейтными теориями заговора и прокремлевскими текстами. Независимый журналист Петер Новак, пишущий для Rubikon и портала [gnose-9855]Telepolis[/gnose], — один из авторов Demokratische Widerstand. Новак знаком с «кверфронтом», так как освещал его деятельность в 2015 году для Telepolis. Пророссийский блогер Билли СиксБилли Сикс (нем. Billy Six, род. в 1986) — немецкий журналист, блогер и правый активист. Военный корреспондент крайне правой газеты Junge Freiheit, для которой освещал конфликты в Ливии и Сирии, где несколько недель был в плену у правительственных войск. Работал в Венесуэле во время экономического кризиса, также был арестован. Около года работал в Украине, занимался расследованием гибели малайзийского «Боинга». Считает, что его сбил другой самолет, а не ракета с земли., замеченный на одной из «гигиенических демонстраций», также вращается в этих кругах.

Йебсен, Сикс, «Рубикон», Эльзессер — пророссийские журналисты в Германии — говорят о новом заговоре «истеблишмента».

ЕС предупреждает, что Кремль с помощью своих троллей стремится посеять «смятение, панику и страх» в Европе и Германии. Немецкий филиал российского пропагандистского канала Russia Today также очень обстоятельно рассказывает о новых движениях против мер, направленных на борьбу с коронавирусом.

Противоречия не смущают протестующих. Пока друзья России в Германии называют немецкие меры предосторожности «коронавирусной диктатурой», президент РФ Владимир Путин ужесточает правила, чтобы совладать со стремительным распространением COVID-19 внутри страны, в первую очередь в Москве. Путину даже пришлось отменить парад в честь победы во Второй мировой войне, запланированный на 9 мая.

«Альтернатива для Германии» стоит в стороне

Во время украинского кризиса «кверфронт» нашел политическую поддержку, однако сейчас ни одна политическая сила не принимает участие в демонстрациях. Те депутаты, которые в 2014 году оказались в рядах активистов, в том числе Дитер Дем, на этот раз дистанцируются от происходящего. Расставшись с прозападным Берндом ЛуккеБернд Лукке (нем. Bernd Lucke, род. в 1962) — немецкий политик, профессор макроэкономики Гамбургского университета, основатель и бывший лидер партии «Альтернатива для Германии». Причину европейского экономического кризиса 2007–2009 годов он увидел в отказе от национальных валют в пользу евро. В 2013 году вместе с другими экономистами основал АдГ, которая изначально была партией либеральных евроскептиков. В 2015 году вышел из партии из-за роста влияния националистического крыла. Его последующие политические проекты оказались менее успешными., партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) сделала ставку на сближение с РФ, и теперь партийные делегации регулярно посещают Крым и РоссиюЧлены правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» регулярно посещают Россию с официальными визитами. В частности, они неоднократно бывали в Крыму, несмотря на настоятельные рекомендации германского МИДа воздержаться от таких поездок, если они не согласованы с Украиной. «Крым является российским, и нам необходимо принять это как данность», — говорил член АдГ Маркус Фромайер. В 2018 году несколько депутатов от АдГ приняли участие в наблюдении за президентскими выборами в РФ (и пришли к единогласному выводу, что «нарушений не зафиксировано»).. Согласно журналистскому расследованию, показанному в телепрограмме Frontal 21, Москва считает депутата Бундестага от АдГ Маркуса ФронмайераМаркус Фронмайер (Markus Frohnmaier, род. в 1991) — немецкий политик румынского происхождения, член правопопулистской партии «Альтернатива для Германии». В 2017 году был избран в Бундестаг от АдГ, в которой считался представителем радикально националистической части партии. В апреле 2019 года несколько мировых СМИ опубликовали расследование, согласно которому во время предвыборной кампании Фронмайер получал поддержку из России. Журналисты получили доступ к переписке, в которой люди, близкие к «Единой России», писали, что в Бундестаге будет «абсолютно подконтрольный депутат». Фронмайер отрицает эти обвинения. «абсолютно контролируемой» фигурой. Фронмайер оспаривает этот факт.

АдГ пока избегает участия в протестах, хотя на одной из демонстраций был замечен Гуннар Линдеманн, член берлинской Палаты депутатов от АдГ. Линдеманн — ярый поклонник Путина, объездил весь Крым и хвалебно отзывается о якобы свободных выборах в российских регионах. Отвечая на вопросы CORRECTIV, он дает задний ход и утверждает, что вышел на площадь перед Фольксбюне только как наблюдатель.

Публицист Юрген Эльзессер сожалеет, что АдГ предпочитает дистанцироваться от «гигиенических демонстраций». На страницах Compact он пишет: «Берлинская АдГ соблюдает коронавирусные меры так же прилежно, как и партия «Левых», которая вообще закрыла свою штаб-квартиру на площади Розы Люксембург».

читайте также

Гнозы
en

«Немецкая федерация» против пандемии

Лейтмотив российских новостей о борьбе Германии с эпидемией — Ангела Меркель что-то решила: усилить карантин или облегчить его. С российской точки зрения, в этом нет ничего необычного, но в самой Германии Меркель обвинили в том, что она занялась строительством «вертикали власти». Примерно в этом канцлера упрекнул лидер оппозиционной Свободной демократической партииСвободная демократическая партия (СвДП) — немецкая политическая партия, основанная после Второй мировой войны и отстаивающая принципы классического либерализма. Четырежды в истории ФРГ была младшим партнером по правительственной коалиции (в основном, с ХДС/ХСС). Выступает за ограничение влияния государства в экономике, снижение налогов, стимулирование инноваций как способ преодоления экологического кризиса, усиление европейской интеграции. С 2013 года партией руководит Кристиан Линднер.  (СвДП) Вольфганг Кубицки в конце апреля 2020 года. Поводом послужили неоднократные совещания канцлера с премьер-министрами федеральных земель для обсуждения дальнейших действий во время пандемии коронавируса. Такие консультации не предусмотрены конституцией ФРГ, и Вольфганг Кубицки выступил с критикой: «Даже канцлер не может быть выше закона. Во время коронакризиса Ангела Меркель претендует на административные полномочия, на которые не имеет права. По закону, защита от инфекционных болезней входит в сферу ответственности федеральных земель»1.
Правда, широкой дискуссии замечание оппозиционного политика не вызвало. На этих совещаниях вырабатывались лишь общие принципы, а конкретные решения по их реализации принимались на уровне федеральных земель: В Баварии, например, ношение масок стало обязательным, тогда как в Берлине эта мера введена с ограничениями (и действует, например, в общественном транспорте). Мало кто в Германии думает, что федеральное правительство и лично Меркель берет на себя слишком много — зато иногда говорят о недостатках «федеральной раздробленности» и требуют от центра более решительных действий. Как устроен процесс принятия решений о борьбе с пандемией?

Федерализм, обусловленный историей 

Немецкая конституция предусматривает максимальную децентрализацию власти и государственных полномочий2. Это особенно важно в вопросах безопасности. Федеральный центр решает только задачи, которые действительно требуют участия высшего уровня власти — например, обороны страны и управления вооруженными силами. А вот работа полиции регулируется на федеральном уровне только в некоторых сферах, таких как охрана границ и контроль путей сообщения3. В основном же максимальный объем полномочий в Германии — даже в кризисных ситуациях вроде пандемии — остается за федеральными землями.

Такое преимущественно децентрализованное устройство немецкого государства, в том числе в сфере безопасности, обусловлено историей страны, и в частности историей немецкой демократии4. Чтобы не допустить повторения преступлений нацистского режима, необходимо было разделение властей и горизонтальное распределение полномочий между федеральными землями. Кроме того, можно вспомнить, что единое национальное государство — Германская империя — образовалось относительно недавно, в конце XIX века, а до этого немецкоязычный мир состоял из множества самостоятельных княжеств и королевств.

Ситуация в Германии не уникальна: во всем мире, и в Европе в частности, есть множество федеративных государств, организованных похожим образом. В Швейцарии, например5, децентрализация даже сильнее, чем в Германии, в том числе во многих вопросах, связанных с безопасностью6. И едва ли в Европе найдется страна спокойнее.

Поэтому чисто функционально совсем не обязательно, чтобы ключевую роль в обеспечении общественного порядка играли центральные власти, как того часто требуют в кризисных ситуациях. Всякий раз в результате длительных политических консультаций с привлечением экспертов решается, насколько в борьбе с конкретной угрозой нужно централизованное руководство и координация действия, а насколько — местная инициатива и самоорганизация.

Федерация vs. централизация: что эффективнее?

В ходе пандемии коронавируса это стало отчетливо видно на примере Китая. Как минимум на начальном этапе Китай явно превосходил Европу в плане решительности мер и контроля за соблюдением ограничений7. Однако со временем авторитарный режим показал свои недостатки (например, сокрытие вспышки эпидемии)8, а в некоторых федеративных государствах федерализм, пусть и с определенной задержкой, но все же доказал свою состоятельность — например, в той же Германии. Поначалу звучало немало критики по поводу отсутствия единой эпидемиологической статистики и согласованной концепции борьбы с инфекцией для всей страны. Зато потом стало понятно, что в Германии значительно больше таких материальных ресурсов, как больничные койки и лабораторные тесты, а распоряжаться ими можно более гибко, чем в большинстве централизованных государств9.

Это не значит, что при федерализме антикризисное управление всегда эффективно: яркий пример тому сегодня — США или Италия. Да и в самой Германии задолго до пандемии коронавируса шли активные дискуссии о том, не слишком ли много полномочий отдано на откуп федеральным землям в свете таких новых угроз, как терроризм10, уязвимость критической инфраструктуры и кибербезопасность11. Много говорилось о том, что эффективная защита безопасности в таких условиях невозможна.

Все эти соображения подспудно присутствуют и в дискуссиях о борьбе с пандемией. Здравоохранение в Германии — это сложная многоплановая система. На федеральном уровне работают такие учреждения, как Институт им. Роберта КохаИнститут им. Роберта Коха (das Robert Koch-Institut (RKI) — нем.) — главный федеральный исследовательский институт по изучению инфекционных и неинфекционных заболеваний. Находится в Берлине. Задача Института — наблюдение за возникновением и распространением рисков для здоровья среди населения, а также разработка необходимых мер для борьбы с этими рисками. Работа Института основана на диагностических, экспериментальных и эпидемиологических методах., и, в общем, с практической точки зрения, многое говорит за унифицированный подход к борьбе с распространением коронавируса и с другими эпидемиями. Для этого существует также федеральный закон о защите от инфекционных болезней12. Но он обязывает нижние уровни госвласти только фиксировать случаи заражения инфекционными заболеваниями и сообщать о них. Кроме того, на федеральный уровень возложены некоторые полномочия, связанные с закупкой лекарств, производством вакцин и ограничениями на поездки за рубеж. А конкретные повседневные меры по борьбе с эпидемией, например, ограничения социальных контактов граждан, остаются в Германии в компетенции земельных органов власти или местного самоуправления.

Также и многие другие сферы, важные в условиях кризиса, — например, образование или охрана общественного порядка — по-прежнему остаются исключительно в ведении земель или даже более низкого административного уровня. А канцлер не руководит непосредственно даже деятельностью федеральных министерств (Минфина, МВД, Минздрав и пр.), а лишь определяет так называемые основные направления политики13, то есть вместо принятия однозначных решений провозглашает общие руководящие принципы. Правда, в особых случаях могут быть созданы особые антикризисные штабы14, в которых заседают эксперты и политики разных уровней. Но эффективность сотрудничества в этих случаях зависит от доброй воли всех участников. 

Борьба с эпидемией и борьба за власть

Ко всему прочему, важную роль играют конкуренция и взаимодействие различных партий. Обычно у власти в Германии как на федеральном, так и на региональном уровнях находятся коалиционные правительства. У каждого партнера по коалиции своя сфера ответственности, а состав правящей коалиции в разных федеральных землях может отличаться. Вполне естественно, что, принимая решения, партии стараются показать свои отличия от других, и это распространяется практически на любую сферу. Поэтому не стоит ждать, что премьер-министры земель и другие региональные политики просто подчинятся требованиям Берлина. Оппозиционная СвДП, например, традиционно выступает против любой централизации, так что критика Кубицки в адрес канцлера неудивительна.

Наконец, не секрет, что внутри самой ХДСХристианско-демократический союз/Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС) — крупнейшая политическая партия Германии, созданная после Второй мировой войны. Организована как блок двух независимых сил — общегерманского ХДС и баварского ХСС. ХДС не выдвигает своих кандидатов на выборах в Баварии, а ХСС — в других частях страны, лидер ХДС становится канцлером, если блок побеждает на выборах в Бундестаг. Большинство послевоенных канцлеров Западной Германии, а потом единой страны представляли именно это блок, в том числе Ангела Меркель. идет борьба за власть, и пока неизвестно, кто займет место Ангелы Меркель15. Так что, принимая самостоятельные решения и расставляя различные политические акценты, премьер-министры земель еще и заявляют о себе в преддверии предстоящих перемен в Берлине. Особенно это касается главы земли Северный Рейн-Вестфалия Армина Лашета, который активно выступает за скорейшее и масштабное снятие ограничений в общественной жизни и экономике. 

Противоположную позицию занимает премьер-министр Баварии Маркус Зедер, который, в силу особых политических традиций Баварии, вряд ли рассчитывает на пост канцлера (Зедер возглавляет ХСС — баварскую «сестринскую» партию общегерманской ХДС), но тем не менее пытается усилить собственное политическое влияние, придерживаясь особо строгих кризисных мер.

Взаимодействием всех этих факторов и объясняется такая оживленность дебатов в Германии. Одни выступают за гораздо большую централизацию и унифицированную политику по борьбе с инфекцией. Другие напоминают, каких успехов в борьбе с эпидемией удалось достичь благодаря прежней децентрализованной политике, и считают постоянную политическую конкуренцию дополнительным преимуществом при гибком и демократичном подходе к безопасности.

Пределы эффективности

Впрочем, такая система хорошо работает до тех пор, пока все ее участники сохраняют определенную готовность к конечному компромиссу. Так, предписания ведомства федерального канцлераВедомство федерального канцлера — высшая аппаратная структура ФРГ. Главная задача ведомства — обеспечивать канцлера информацией, необходимой для его или ее работы, в первую очередь через прямой контакт с министерствами. По данным на 2020 год, в ведомстве работают около 600 человек. Главное бюро ведомства находится в Берлине, а второе, дополнительное, в Бонне (бывшей столице Западной Германии).  и других берлинских министерств, как правило, все же выполняются в федеральных землях лишь с незначительными вариациями. А центральное правительство, в свою очередь, неоднократно сигнализировало о своей готовности к переговорам, чтобы учесть интересы федеральных земель и местного самоуправления. Такой статус-кво во время эпидемии коронавируса в целом показывает, что представляет собой так называемый «кооперативный федерализм» в Германии16.

Однако нет гарантий, что этот консенсус не будет нарушен, если существенно возрастут экономические издержки и усилится сопротивление общества первым антикризисным мерам. До сих пор граждане Германии в целом поддерживали все новые ограничения. Но социологические опросы и развивающаяся общественная дискуссия демонстрирует, что запас терпения, необходимого для жизни в таких условиях, уменьшается17. Парадоксальным образом некоторые эксперты и политики считают, что проблемой стали как раз успехи Германии в борьбе с пандемией, которые ослабляют бдительность общества. Именно поэтому канцлер Ангела Меркель не устает повторять, что слишком рано считать себя в безопасности и необходимо сохранять максимальную осторожность18. Наконец, в ближайшие месяцы ожидаются длительные дискуссии и переговоры о возможной передаче дополнительных полномочий и ресурсов на федеральный уровень19 — в частности, всего, что касается закупки основных медицинских товаров и обеспечения критической инфраструктурыКритической инфраструктурой называют сооружения, транспортные узлы и сети, без нормальной работы которых невозможно бесперебойное функционирование экономики и систем жизнеобеспечения страны. Это, например, ГЭС, атомные электростанции, водохранилища, газопроводы, железные дороги, аэропорты и др..

В целом, продолжающиеся в Германии споры вокруг борьбы с коронавирусной инфекцией доказывают, что кажущийся трудоемким, скучным и чрезмерно сложным федерализм — при сохранении взаимного уважения и демократии — становится преимуществом, стабилизирующим политическую систему. Однако его трудно описать в рамках краткой статьи, и, на первый взгляд, может показаться, что все это крайне расточительно с точки зрения времени, энергии и издержек на различных уровнях политической системы. Но решающим в итоге оказывается то, что ответственность за происходящее распределена между разными уровнями власти, так что местные правительства не могут отвлечь внимание от собственных недоработок и проблем, просто сославшись на далекую столицу. Все это позволяет надеяться, что и развернувшаяся в эти дни конкуренция премьер-министров и партий принесет пользу в сдерживании эпидемии коронавируса и в преодолении ее последствий.


1.Facebook: Wolfgang Kubicki 
2.Bogumil, Jörg (2007): Regierung und Verwaltung, in: Politische Bildung 4/2007 
3.kriminalpolizei.de: Deutsche Sicherheitsbehörden/Polizei und Föderalismus 
4.Bundeszentrale für politische Bildung: Demokratie als "Leitgedanke" des deutschen Föderalismus 
5.Neue Zürcher Zeitung: Das unvollendete föderale System Deutschlands 
6.CSS Analyses in Security Policy: Subsidiarity and Swiss Security Policy 
7.Atlantic Council: Is China winning the coronavirus response narrative in the EU? 
8.The Atlantic: China Is Avoiding Blame by Trolling the World 
9.The Guardian: Germany's devolved logic is helping it win the coronavirus race 
10.Legal Tribune Online: Wie weit dürfen die Kompetenzen des Bundes reichen? 
11.Legal Tribune Online: Wie weit dürfen die Kompetenzen des Bundes reichen? 
12.Robert Koch Institut: Infektionsschutzgesetz 
13.Bundeszentrale für politische Bildung: Richtlinienkompetenz 
14.Bundesministerium des Innern: System des Krisenmanagements in Deutschland 
15.Watson: «Hahnenkampf» in Corona-Zeiten: Wer wird Merkels Nachfolger? 
16.Bundeszentrale für politische Bildung: Zusammenarbeit im deutschen Föderalismus 
17.Arte: Umfrage: Akzeptanz für Corona-Politik lässt langsam nach 
18.ZDF: Merkels Regierungserklärung: "Wir bewegen uns auf dünnem Eis" 
19.Welti, Felix (2020): Das deutsche Gesundheitswesen im Lichte der Corona-Krise, in: Zeitschrift für sozialistische Politik und Wirtschaft, Nr. 236 
читайте также
показать еще
© Heinrich Holtgreve/Ostkreuz, Heinrich Holtgreve (All rights reserved)