Медиа

Немецкие СМИ — в вопросах и ответах

Краткий обзор того, как устроены медиа в Германии. В восьми главных вопросах и ответах.

1. Насколько велик немецкий медиарынок?

Медиарынок в Германии — один из крупнейших в мире (по некоторым оценкам, четвертый после американского, японского и китайского, с оборотом около 100 миллиардов долларов США). Современные немецкие СМИ, в основном, западногерманского происхождения; большинство восточногерманских после объединения Германия либо прекратили существование, либо перепрофилировались и перешли под контроль западногерманских медиахолдингов.

Германию иногда называют «страной газет», но, как и во многих других странах мира, общий их тираж в последние десятилетия постоянно снижается — почти в полтора раза по сравнению с 1994 годом. Тем не менее ежедневно газеты читают около 54% жителей Германии, еще около 16% используют онлайн-версии этих изданий; большинство немцев (80%) читает журналы, но только половина из них (37,5%) — новостные. 
В то же время доступ к интернету имеют 84% немцев, подавляющее большинство из которых используют его для получения новостей. Однако, по данным на 2018 год, жители Германии в среднем смотрели телевизор 217 минут в день, слушали радио 181 минуты, пользовались интернетом 196 минут. В России цифры похожи: россияне смотрят телевизор в среднем 210 минут в день и около 180 минут проводят в интернете.

2. Какие газеты самые популярные?

Общее число ежедневных газет в Германии — 333; 22 выходят еженедельно и еще 6 — по воскресеньям. Традиционно в Германии выделяют три типа ежедневных газет. Наибольший совокупный тираж (около 75%) имеют региональные и местные издания, распространяемые по подписке. Всего несколько изданий распространяются по всей стране; среди них Die Welt, Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), tageszeitung (taz), Süddeutsche Zeitung, Frankfurter Rundschau и некоторые другие. 
Но, как видно даже из названий, немецкий медиарынок отличается, в частности, от российского, французского или британского, тем, что даже издания общенационального значения зачастую выходят не в столице, Берлине, а в других городах — во Франкфурте, Мюнхене или Гамбурге. 

К общенациональным изданиям примыкают также продаваемые на улицах таблоиды, самый известный из которых — газета Bild, которая с тиражом около 1,5 миллионов экземпляров принадлежит к числу самых продаваемых в Европе (на Bild также можно подписаться). 
Крупнейшие еженедельные журналы Германии — Der Spiegel (тираж — 537 тысяч экземпляров, по данным на четвертый квартал 2018 года), stern (283 тысячи), Focus (230 тысяч). 

Региональные издания освещают прежде всего местную повестку, но также рассказывают об общенациональных и мировых событиях. При этом сокращение тиражей и доходов от рекламы угрожает прежде всего местными СМИ. Из-за этого они все чаще объединяют редакции, что может привести к тому, что информация, доступная немцам, станет менее разнообразной. 

 3. И кто ими владеет?

Несмотря на большое количество печатных изданий, 42% рынка, по данным на 2016 год, контролировали пять крупнейших медиахолдингов: Axel Springer SE (Bild и Welt с приложениями, берлинское издание B.Z., несколько онлайн-изданий и др), Südwestdeutsche Medienholding (Süddeutsche Zeitung, несколько изданий на юго-западе Германии), Funke Mediengruppe (больше десяти региональных изданий, включая Westdeutsche Allgemeine Zeitung и Berliner Morgenpost), DuMont Schauberg (Frankfurter Rundschau, Express; в 2019 году он продал свои берлинские издания инвесторам Зильке и Хольгеру Фридрихам), и Madsack (региональные издания в 8 из 16 федеральных земель Германии). 

4. Как устроено немецкое телевидение?

Облик современных немецких СМИ во многом определен процессом денацификации, которую проводили оккупационные власти на западе страны после Второй мировой войны. Самое яркое проявление этого — организация телерадиовещания в Германии. 

Для того, чтобы оно не стало орудием государственной пропаганды, как в нацистское время, его организовали по модели британской BBC, то есть как общественную вещательную организацию. За содержанием передач следят представители партий, религиозных объединений, профсоюзов, образовательных учреждений. В отличие от государственных телеканалов, власть не может непосредственно влиять на редакционную политику, поскольку не владеет их акциями и не назначает руководителей.

Телерадиокомпании зарегистрированы в федеральных землях, и правила их работы регулируются местными законами. Тем не менее уже в первые годы существования ФРГ региональные компании учредили ARD (Arbeitsgemeinschaft der öffentlich-rechtlichen Rundfunkanstalten Deutschlands — Рабочее объединение общественных телерадиокомпаний Германии), под эгидой которого существует Первый канал немецкого телевидения (Das Erste) и еще множество других. В 1963 году несколько земель создали ZDF (Zweites Deutsches Fernsehen — Второе немецкое телевидение). 
Большую часть доходов общественные телерадиокомпании получают от специального сбора, который платят немцы; их рекламные возможности серьезно ограничены. 
Только в 1984 году законом было разрешено создавать частные телеканалы. Первым частным телеканалом стал Sat.1, на следующий день после него началось вещание канала RTL. Общее число немецких телеканалов сейчас превышает 145, причем рыночная доля частного телевидения постоянно растет, особенно среди молодежи. По данным на 2018 год, общественные телеканалы остаются более популярными, однако среди аудитории только от 14 до 49 лет доля зрителей частных — выше.

5. В России все более популярны интернет-СМИ. А в Германии?

Подобно другим странам, в Германии активно развиваются интернет-СМИ, однако, в отличие, например, от России, в основном это веб-сайты традиционных изданий — например, Focus (24,7 миллиона уникальных посетителей в сентябре 2019 года), Bild (23,9 миллионов), Spiegel (21,2 миллиона), Welt (21 миллион).

Наряду с крупными СМИ, в немецкоязычном сегменте интернета представлены онлайн-проекты, которые, в основном, работают на принципах краудфандинга. Особенно активно они развиваются в последние годы, и, хотя их охват существенно уступает большим изданиям, сами журналисты воспринимают их как одно из самых перспективных направлений работы — в том числе, потому что они предоставляют наибольшую творческую свободу.
Один из первых и самых известных подобных проектов — Krautreporter, основанный в 2014 году. В период запуска 15 тысяч человек согласились заплатить по 60 евро за то, чтобы иметь неограниченный доступ к контенту, предоставляемому изданием. Таким образом редакция получила около 900 тысяч евро на первый год работы. Идея издания состоит в том, чтобы оставаться в постоянном контакте с сообществом и прямо отвечать на его запросы. К концу второго года число подписчиков упало до 5 тысяч человек, но сейчас составляет уже около 11 тысяч.

По схожей краудфандинговой модели, которая предполагает ограниченный доступ и активное вовлечение подписчиков, существует еще множество СМИ, таких как Perspective Daily или Übermedien. Учитывая, что около 68% немцев хотя бы раз участвовали в краудфандинге, считается, что у этой журналистской модели неплохие перспективы в Германии. Тем не менее пока у каждого из этих изданий краудфандинг покрывает только часть расходов, так что они вынуждены искать источники дополнительного внешнего финансирования.

6. Как обстоят дела со свободой слова?

Германия занимает 13-ое место (из 180 стран) по уровню свободы прессы в рейтинге организации «Репортеры без границ». После войны, по настоянию оккупационных властей, в Западной Германии вообще не было создано государственных СМИ. 

С 1973 года в ФРГ также действует Этический кодекс, принятый Немецким советом прессы — ассоциацией крупнейших профессиональных объединений издателей и журналистов. Кодекс включает в себя 16 пунктов, среди которых требования объективности, сохранения профессиональной тайны, отделения редакций от рекламных отделов и, например, внимательное отношение к медицинским темам, которые могут вызвать у читателей панику или, наоборот, необоснованное воодушевление. К 2018 году Немецкий совет прессы вынес 27 публичных порицания за нарушения положений кодекса и почти 150 раз указывал редакциям на некорректность в журналистских материалах. Кодекс подвергается критике, в частности, за рекомендацию не указывать национальность и религиозную принадлежность преступника, однако продолжает действовать. 

Кроме того, с 2017 года в Германии действует закон против «языка вражды» в интернете, согласно которому социальные сети могут быть подвергнуты штрафу в несколько десятков миллионов евро в случае, если они в короткий срок не удалят посты и комментарии соответствующего содержания. Критики полагают, что этот закон ограничивает свободу слова.

7. А насколько открыто немецкие СМИ выражают свои политические предпочтения?

В первые десятилетия существования ФРГ большинство западногерманских СМИ примыкали к одному из крупных политических лагерей — правому, представленному христианскими демократами, или левому, объединенному вокруг Социал-демократической партии. Так, например, издания Axel Springer считались правоконсервативными; Der Spiegel и Süddeutsche Zeitung — леволиберальными; Frankfurter Rundschau — левой газетой; новую левую волну представляла taz, появившаяся почти одновременно с партией «Зеленых». 
В последние десятилетия ситуация изменилась: размывание идеологических противоречий между старейшими партиями ФРГ отразилось и на СМИ — традиционное идейное противостояние ушло в прошлое. Судя по исследованию центра Pew, проведенному в 2018 году, сами читатели и зрители воспринимают немецкие СМИ, включая Bild, как левоцентристские. Об определенном левом уклоне во взглядах немецких журналистов свидетельствуют также некоторые научные работы. Однако выводы из них другие исследователи призывают не переносить на издания в целом, поскольку при подаче информации журналисты в массе своей стремятся следовать профессиональным стандартам, предполагающим отражение всех мнений. Кроме того, в одних тех же СМИ часто присутствуют авторские колонки, выражающие разные и часто противоположные точки зрения.

Наконец, интернет предоставляет большое пространство для выражения самых разных взглядов, в том числе радикальных и конспирологических. Один из наиболее известных примеров — сайт KenFM, созданный теле- и радиоведущим Кеном Йебсеном. Его отличает открытый антиамериканизм, в том числе утверждение о том, что теракты 11 сентября 2001 года были организованы американскими спецслужбами. В 2008 году швейцарский религиозный публицист Иво Засек организовал «Коалицию против цензуры» (Anti-Zensur-Koalition — AZK), которая распространяет различные конспирологические теории. В немецкоязычном сегменте интернета можно обнаружить немало сайтов откровенно неонацистского содержания. 

8. Верят ли немцы журналистам?

В 2018 году данные исследования, проводимого в университете города Майнца с 2011 года, показали, что за последние десять лет немцы не стали меньше доверять СМИ в целом, а также общественному телевидению, газетам и радио — в частности. Даже наоборот: в 2008 году только 29% заявили, что полностью доверяют СМИ, а в 2018 — 44%. Утрата доверия была зафиксирована в 2015 году, когда о нем заявили только 28% опрошенных, но в дальнейшем ситуацию удалось переломить. Наибольшее доверие у немцев вызывает общественное телевидение (65% в 2018 году), а также газеты (66%); наименьшее — интернет (11%). В то же время ученые отмечают, что освещение в СМИ таких противоречивых тем, как миграция или роль ислама в немецком обществе, вызывает заметно меньше доверия.
Более того, больше половины граждан Германии до той или иной степени согласны с утверждением, что СМИ и политики вместе манипулируют обществом, а 42% утверждают, что ситуация вокруг них заметно отличается от того, как ее описывают журналисты. По мнению исследователей, говорить о всеобщем кризисе доверия к журналистике рано, но отчуждение между отдельными группами общества и СМИ реально существует.

Автор: Дмитрий Карцев

Гнозы

dekoder

Онлайн-платформа dekoder — это мост между германскими и российскими масс-медиа и наукой, проводник в мир общественных дискуссий обеих стран.

Наша платформа состоит из двух частей: русскоязычный dekoder.org/ru и немецкоязычный dekoder.org.

Основа нашей работы — перевод; причем под переводом мы понимаем, в том числе прояснение контекста, погружение в смысл, создание нового знания.

Перевод и прояснение контекста

В темы, которые затронуты прессой, мы углубляемся с помощью научных статей, рассказывающих об истории и смысле того или иного явления, той или иной проблемы.

Эти статьи, написанные специально для нас немецкими и российскими исследователями, мы называем гнозы.

© Heinrich Holtgreve/Ostkreuz, Heinrich Holtgreve (All rights reserved)