Медиа
Deutschlandfunk

«Церковь должна обозначить границы допустимого»

Как должно относиться к правым популистам общество, исповедующее демократические ценности? Следует ли вступать с ними в открытую дискуссию, а значит, предоставлять им трибуну – или же лучше последовательно бойкотировать их мнение? Этот вопрос постоянно должны решать респектабельные немецкие СМИ; после попадания партии «Альтернатива для Германии» (АдГ)«Альтернатива для Германии» (АдГ; Alternative für Deutschland, AfD) — правопопулистская политическая партия, образованная в 2013 году. На фоне долгового кризиса Греции в ФРГ распространились евроскептицизм АдГ и идея отказа от евро в пользу немецкой марки. Однако с самого начала в партийной программе присутствовал националистический элемент. АдГ выступает за сокращение иммиграции в Германии, против усиления европейской интеграции, за защиту так называемых «традиционных ценностей», в том числе против однополых браков. В 2015 году националистическое крыло победило на выборах партийного лидера. В 2013 году АгД набрала 4,7% и не попала в парламент. Четыре года спустя партия заняла третье место с 12,6% голосов. Наибольший процент голосов она получила на территории бывшей ГДР, однако в абсолютных цифрах высоким результатам она обязана также и западным землям, где численность населения существенно выше.  в БундестагБундестаг (нем. Bundestag) — немецкий парламент. Избирается на прямых всеобщих выборах гражданами Германии старше 18 лет по смешанной системе. В Бундестаге нынешнего 19-го созыва, избранного в 2017 году, заседает 709 депутатов, благодаря чему он стал крупнейшей демократически избранной палатой в мире. К ключевым полномочиям Бундестага относится избрание федерального канцлера, федерального президента и судей Федерального конституционного суда. он стал только сложнее, хотя многие по-прежнему выбирают путь бойкота.

Церковной среде игнорировать правых еще труднее, поскольку они нередко постулируют себя в качестве защитников тех же «традиционных» ценностей, что и христианство, – гетеросексуальной семьи, привычных гендерных ролей. И зачастую это не какая-то внешняя по отношению к церкви среда, а ее собственные прихожане. Как вести с ними диалог, не легитимизирруя антиисламизм и гомофобию? И как не оттолкнуть от себя, рискуя еще сильнее уменьшить свое влияние на немецкое общество?

За этими вопросами – сложная история немецких церквей в последнее столетие. После падения нацизма новая немецкая идентичность во многом формировалась именно внутри христианских общин – не случайно правящая партия Германии носит название «Христианско-демократический союзХристианско-демократический союз/Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС) — крупнейшая политическая партия Германии, созданная после Второй мировой войны. Организована как блок двух независимых сил — общегерманского ХДС и баварского ХСС. ХДС не выдвигает своих кандидатов на выборах в Баварии, а ХСС — в других частях страны, лидер ХДС становится канцлером, если блок побеждает на выборах в Бундестаг. Большинство послевоенных канцлеров Западной Германии, а потом единой страны представляли именно это блок, в том числе Ангела Меркель.». Но до этого значительная часть христианских иерархов неплохо уживались с гитлеровским режимом, а то и активно поддерживали его.

О том, как сегодня церковь решает политические проблемы в своей среде, в интервью Deutschlandfunk рассуждает Вольфганг Шредер, профессор политологии и соавтор исследования о влиянии и проникновении крайне правых в гражданское общество Германии. В этой большой работе речь идет о том, как правопопулистские идеи внедряются в различные социокультурные круги: в профсоюзы, в сферу социального обслуживания, в любительский спорт. В главе, посвященной церкви, особое внимание уделено группе «Христиане в АдГ», которая стремится инструментализировать христианские ценности в собственных интересах и подорвать влияние умеренных церковных лидеров.

Источник Deutschlandfunk

Господин Шредер, правые партии и правые популисты часто называют себя «спасителями западной христианской цивилизации». Исходя из результатов вашего исследования, что общего может быть у главных немецких церквей с правыми популистами?

Перечислить можно многое. Начать хотя бы с антиисламизма, который играет очень важную роль. Христианские конфессии традиционно исходят из того, что именно они обладают монополией на бога и истину, а это, естественно, не оставляет места исламу.

Далее – представление о том, что общество построено вокруг брака и семьи, что аборт – преступление перед богом, а идеи равноправия противоречат божественным представлениям о сосуществовании полов.

И, наконец, в исторической перспективе – антисемитизм. Все это традиционный дискурс, который – и это нужно подчеркнуть особо – сегодня разделяется меньшинством, к нему принадлежит лишь некоторая часть консервативных католиков и протестантов.

Вы только что упомянули консервативных христиан. Расскажите, пожалуйста, о тех группах в церкви, которые политически тяготеют к «новым правым»«Новые правые» — общий термин для различных крайне правых течений и групп, нередко используемый ими как самоназвание. Большинство из них объединяет неприятие мультикультурализма, толерантности и массовой иммиграции. В отличие от боевиков-неонацистов, «новые правые» позиционируют себя как интеллектуальную оппозицию. В немецкоязычных странах «новых правых» противопоставляют «старым правым» нацистского толка. Однако тех и других объединяет то, что они ставят под вопрос сами основы современного правового государства..

Если говорить об организациях, то это «Немецкий евангелический альянс»Немецкий евангелический альянс – организация, объединяющая христиан, принадлежащих к движению евангелического возрождения в разных церквях и общинах Германии. Движение характеризуется консервативной социальной повесткой и выступает в том числе за буквальное прочтение религиозных текстов., со стороны католиков – союз Opus DeiOpus Dei – католическая организация, основанная в 1928 году. Ее главная идея – любой человек может и должен стремиться к святости в своих поступках и в своих мыслях. Большинство членов Opus Dei – миряне, однако среди них немало успешных и влиятельных людей. Ряд других католических организаций критикует Opus Dei за закрытость и непрозрачность. и Священническое братство святого Пия ХСвященническое братство святого Пия Х (лат. Fraternitas Sacerdotalis Sancti Pii X, также FSSPX) – международное католическое объединение священников-традиционалистов, основанное в 1970 году в связи с неприятием реформ, проведенных Вторым Ватиканским собором, считающиеся ими «модернистским». Основатель Братства, французский архиепископ Марсель Лефевр известен своими симпатиями к режиму Виши и своими националистическими взглядами. Канонический статус Братства по отношению к Римско-Католической церкви не урегулирован.. С этими организациями связано множество групп интернет-активистов, например kath.netkath.net – католическая новостная онлайн-платформа с основной аудиторией в Германии, Австрии и Швейцарии. Помимо новостей, касающихся верующих в этих странах, платформа публикует интервью, книжные обозрения и аналитические колонки. kath.net активно выступает против абортов. или ideaidea – евангелическое новостное агентство. Издает еженедельный журнал ideaSpektrum, ведет новостную передачу на канале Bibel TV и поддерживает онлайн-платформу idea.de. . Получается достаточно пестрый набор. При этом, как я уже говорил, эти группы представляют маргинальные течения в обеих церквях, но тем не менее имеют определенное влияние. Их голоса слышны, когда случаются важные события, вызывающие общественный интерес, – например, церковные соборы.

Вы говорили о христианских церквях, а как обстоят дела с другими конфессиями?

Мы немного изучали еврейские сообщества в Германии, однако там подобных взглядов придерживаются лишь единицы. Легкость, с которой идеи правых популистов находят отклик в христианских конфессиях, не встречается в других религиозных сообществах. Это связано с тем, что правый популизм по своей природе направлен против других религиозных течений.

«Взгляды ультраправых проникают вглубь религиозных сообществ – к простым верующим»

Готовы ли вы, несколько обобщая, утверждать, что в христианских церквях существуют «религиозные правые»?

Да, именно так. Существуют религиозные правые, считающие себя носителями «истинного христианства». Они придерживаются узкого понимания истины, божественного начала и общества, объединенного своей однородностью. Все это – питательная почва для правопопулистских течений, которые отвергают многообразное и плюралистическое демократическое общество, якобы «угрожающее сосуществованию людей».

Насколько велико влияние этих групп внутри церквей?

Они действительно занимают лишь маргинальное положение, однако их взгляды проникают в глубь религиозных сообществ – к простым верующим. Очень наглядно это проявилось в ходе дискуссий о беженцахХристианские церкви Германии – протестантская, католическая и ряд других – активно участвуют в решении как практических, так и политических проблем, связанных с приемом беженцев в Европе. Церкви выступают за обеспечение безопасного и легального доступа в ЕС при помощи таких механизмов, как «гуманитарные коридоры», гуманитарные визы, планы по переселению и воссоединение семей. Также церкви активно работают в сфере исследований миграции и беженства, например, разрабатывают богословские и нравственные основания для помощи. Подробнее об этом в нашей гнозе.  Подробнее в нашей гнозе [во время миграционного кризиса], когда эти группы усилили общий скепсис относительно расширения программы по приему мигрантов в Германии. Это, в свою очередь, привело к спорам, темы которых обычно далеки от церкви.

Дело в том, что в 2015 году именно немецкие церкви, проповедующие любовь к ближнему, воплощали собой культуру интеграции. Церкви стали дружелюбным лицом всего общества.

Однако в любой церкви, как и в обществе в целом, можно найти весь спектр мнений. В этом и состоит главный вопрос для церковного руководства: до каких пределов можно отстаивать свою позицию, не отторгая другие группы?

Церковь теряет влияние на общество. С учетом этого обстоятельства, насколько эффективны усилия религиозных конфессий по борьбе с правыми идеями? Ведутся ли об этом серьезные дискуссии внутри церквей?

С одной стороны, церкви являются носителями ценностей и защитниками идеалов справедливости, этики и человеколюбия, поэтому они обязаны привлекать внимание к подобным угрозам и отстаивать наше право жить вместе в мире и согласии, руководствуясь чувством любви к ближнему.

С другой, некоторые группы верующих могут воспринять такие заявления как намерение церкви отторгнуть их. Это – одна из составляющих противостояния с консервативным крылом церкви, которому в значительной мере близки позиции партии «Альтернатива для Германии».

В прошлом внутри церквей постоянно возникали споры о том, как относиться к АдГ, в частности, приглашать ли ее представителей на КирхентагиЭкуменический Кирхентаг – межконфессиональный христианский форум, который проводится в сотрудничестве церквей Германии: католической, протестантской, православной, свободных церквей. Подобные фестивали в Германии собирают десятки тысяч участников и сотни тысяч посетителей. Они включают в себя богослужения, дискуссии, презентации, культурные мероприятия и широко освещаются СМИ.. На днях появилась новость о том, что на предстоящий в следующем году экуменический кирхентаг представителей «Альтернативы» не пригласят. Как вы оцениваете эту стратегию?

В этом-то и заключается дилемма, стоящая перед церковными иерархами: с одной стороны, они приветствуют диалог и интеграцию, а с другой – отвечая за сохранение ценностей, обязаны четко отделить себя от расизма, антисемитизма и дискриминации целых групп людей.

В таких условиях поиск решения превращается в мучительный процесс, напоминающий хождение по тонкому льду. Причем универсальных рецептов здесь не существует – за исключением необходимости продолжать диалог. 
Но церковь должна четко обозначить границы допустимого, иначе она потеряет доверие людей и перестанет быть защитницей ценностей и согласия в обществе.

читайте также

Любовь к ближнему: как христианские церкви Германии помогают беженцам

«Там, где государства не справляются, должны действовать церковные организации», – считают христианские богословы Германии. Теолог Наталля Василевич о том, как немецкие протестанты и католики организуют помощь беженцам. 

«Брекзит»: европейский взгляд

31 января 2020 года — последний день пребывания Великобритании в Евросоюзе, 1 февраля — формальная дата «Брекзита». Формальная потому, что все реальные изменения наступят только в конце года, по итогам очередных длительных переговоров. Политолог Рафаэль Боссонг рассказывает о том, как ЕС пережил «Брекзит», чего он будет добиваться на переговорах и какое будущее ждет его без Соединенного королевства.

Гнозы
en

Любовь к ближнему: как христианские церкви Германии помогают беженцам

Одним из основных субъектов гражданского общества, активно участвующих в решении как практических, так и политических проблем, связанных с кризисом беженцев в Европе, стали церкви. В европейских странах, которые первыми принимают беженцев, – особенно в Италии и Греции – это Католическая и ВальденсианскаяВальденсы – религиозное движение в западном христианстве, выступающее за ликвидацию частной собственности, апостолическую бедность и взаимопомощь, а также мирскую проповедь и свободу чтения Библии. Во Вторую мировую войну итальянские вальденсы активно содействовали спасению евреев от Холокоста. В настоящее время в мире насчитывается около 45 тыс. вальденсов (в основном, в Италии, Германии и Латинской Америке). (Италия), а также Православная и Пятидесятнические Церкви (Греция). Церковные программы помощи беженцам действуют и во многих других, более обеспеченных, странах ЕС: в cкандинавских странах (Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания), а также в Германии и странах Бенилюкса, где у церквей есть значительные материальные ресурсы для организации гуманитарных программ и политическое влияние для лоббирования повестки на национальном и общеевропейском уровне. 

Продолжение диаконии

В практическом плане церковные программы в отношении беженцев – это, главным образом, продолжение диаконии – гуманитарной деятельности по спасению жизней, организации медицинской и юридической помощи, проживания, пропитания, образования и в целом интеграции беженцев в принимающие общества. При этом церковные организации не выделяют беженцев в какую-то специальную категорию – они выступают в качестве нуждающейся в помощи социальной группы: такой же, как, например, бездомные, люди, находящиеся в алкогольной или наркотической зависимости, дети из многодетных семей, безработные, люди с тяжелыми заболеваниями и особыми потребностями. 

В церковном понимании сложная жизненная ситуация, в которой оказываются беженцы, сама по себе является достаточным богословским обоснованием для оказания помощи. Как часто повторяют в немецкой евангелической организации «ДиаконияДиакония – деятельность милосердия, социальная деятельность. Происходит от греческого слова diakonia, которое означает «служение». Диакония наряду с «мартирией» (свидетельством о Боге и христианстве в мире), «литургией» (богослужением) является одной из составляющих деятельности церкви. В евангелической церкви Германии этой деятельностью занимается одноименная организация «Диакония», а в католической – «Каритас».»: «Нужно помогать каждому человеку, которому требуется помощь, даже если он сам поставил себя в ситуацию нужды»1

Вопрос ценностей

В политическом плане церкви продвигают в обществе идеи солидарности с беженцами, экуменическийЭкуменический диалог – движение за единство церкви, процесс общения и сближения христианских церквей в богословии, богослужении и практической деятельности. В основе экуменического диалога – вера в то, что даже если в исторической перспективе христиане и не соединятся в одну церковь, то, по крайней мере, смогут максимально сблизиться как в своих практиках, так и в понимании своей веры. и межрелигиозный диалогМежрелигиозный диалог – это взаимодействия, контакты и сотрудничество между представителями разных религий, особенно, но не исключительно, религий авраамических (ислам, иудаизм) – как на глобальном, так и на региональном уровне. Такой диалог направлен на решение конфликтов, достижение взаимопонимания, но он не ставит задачи соединения религий.. Вопрос беженцев для церквей – это вопрос ценностей, и в повестке дня он играет приоритетную роль. Церкви разрабатывают не только конкретные программы по помощи беженцам, часто в условиях общественного сопротивления, роста ксенофобии и непринятия – они активно работают в сфере исследований миграции и беженства, например, разрабатывают богословские и нравственные основания для помощи. 

Сегодня нередко Христа принято изображать как беженца (в соответствии с эпизодом евангельской истории о бегстве в Египет Мф 2:13-22), а в проповедях и обращениях к пастве христианские священники опираются на простую тему любви к ближнему и на проявление гостеприимства как одну из величайших христианских добродетелей. 

Принцип субсидиарности

Социальное служение церквей в Германии основывается на принципе субсидиарности. Этот принцип означает, что частные лица, организации и структуры гражданского общества, включая церкви, могут эффективнее, чем государственные и межгосударственные политические организации, решать социальные проблемы. Изначально будучи принципом католического социального учения, субсидиарность является важным способом организации политического режима и гражданского общества. 

Две крупнейшие германские церкви – католическая и евангелическая – активно включены в процесс помощи беженцам как в самой Германии, так и в других странах на европейском уровне. 

Так, в Католической Церкви в Германии в церковной помощи беженцам участвует 51 тысяча волонтеров и 5,1 тысячи профессиональных сотрудников, только в 2018 году епархиями и церковными организациями было выделено около 125 миллионов евро на обеспечение помощи беженцам (из них 83,5 миллиона для помощи на международном уровне и около 42 милллионов на организацию помощи в самой Германии). 

В Евангелической Церкви только в организации «Диакония» это 5 тысяч сотрудников и 80 тысяч волонтеров. В сентябре 2019 года Евангелическая Церковь приняла решение снарядить свое собственное судно для спасения беженцев и так называемых нелегальных мигрантов в Средиземном море – в сотрудничестве с другими церквами, неправительственными организациями и политическими партиями. Таким образом, церковь не просто пытается внести свою лепту в спасение утопающих в Средиземном море нелегальных мигрантов, но и настаивает на своей принципиальной позиции о неприемлемости криминализации такой помощи, как это отчасти произошло в случае с капитаном корабля See Watch Каролой РакетеКарола Ракете (род. 1988) – капитан судна Sea-Watch 3, принадлежащего немецкой спасательной организации Sea Watch. 12 июня в водах у побережья Ливии ее корабль подобрал 53 человек. 29 июня, не дожидаясь официального разрешения со стороны Италии, Ракете привела судно в порт Лампедузы, ссылаясь на сложившиеся на борту невыносимые условия. Карола Ракете была арестована итальянскими правоохранительными органами прямо в порту, а министр Сальвини обвинил ее в попытке потопить итальянское береговое судно и назвал ее поведение “актом войны”. Журнал Fortune назвал Каролу Ракете “новым лицом миграционного кризиса”, а за свой поступок она была номинирована на ряд престижных наград. , гражданкой Германии. 

Противостояние правым популистам

Однако вопросы, связанные с беженцами, поднимаются церквами не только во взаимодействии с их прихожанами – но и на критическом интеллектуальном уровне. Так, в частности, усиление правых популистских сил в Германии рассматривается церквами как один из главных вызовов для социальной деятельности2. Церкви активно занимаются формулированием своих позиций в контексте поляризирующегося дискурса. Церкви и сами занимаются социологическими исследованиями в рамках финансируемых церковными организациями проектов, на богословских факультетах и в специализированных церковных исследовательских институтах, а также сотрудничают с государственными органами, независимыми социологическими службами и неправительственными организациями. 

Координацией усилий церквей по помощи беженцам и мигрантам на всеевропейском уровне занимается «Комиссия Церквей по Мигрантам в Европе» (КЦМЕ), для Католической Церкви – это Ватиканский Отдел по делам мигрантов и беженцев («Дикастерия по содействию целостному человеческому развитию»). Церкви выступают за то, чтобы в качестве первоочередной задачи на межгосударственном уровне было принято предотвращение смертельных исходов на пути к границам Европы — в соответствии с ключевым для европейской миграционной политики принципом солидарности при предоставлении убежища. 
Церкви выступают за обеспечение безопасного и легального доступа в ЕС при помощи таких механизмов, как «гуманитарные коридоры», гуманитарные визы, планы по переселению и воссоединение семей. Католическая Церковь, со своей стороны, разработала специальный документ: 20 пунктов к действию, который можно суммировать четырьмя императивами: «принимать, защищать, поддерживать, интегрировать». 

При этом церкви отмечают, что усилия государств и межгосударственных организаций по помощи беженцам недостаточны. Христианские организации направляют собственные ресурсы туда, где государства, по их мнению, не справляются – это и есть один из аспектов принципа субсидиарности. Снаряжение Евангелической Церковью Германии собственного корабля по спасению утопающих – это не только конкретная практическая инициатива, но и религиозный символ. 

Тем не менее гуманитарная деятельность христианских церквей не всегда находит поддержку в политическом мейнстриме: императив принимать всех нуждающихся в Европе оценивается многими критиками как нереалистичный или даже наносящий вред немецкому государству. Кроме того, инициативы церквей становятся мишенью для критики как со стороны правых сил, видящих в церковной заботе о беженцах-мусульманах едва ли не «отказ» от христианских ценностей, так и со стороны политиков, опасающихся чрезмерного вмешательства церкви в светские дела.


1.Diakonie Deutschland (Hrsg.): Umgang mit Rechtspopulismus. Eine Handreichung für die Diakonie, 2018, S. 9  
2.Ulrich Lilie, Präsident Diakonie Deutschland: Vorwort, Ibid, S. 3  
3.migrants-refugees.va: Отвечая беженцам и мигрантам: Двадцать Пунктов к действию для Глобальных Договоров  
Михаэль Даннер: Migration as Avant-Garde, © Михаэель Даннер/Michael Danner (All rights reserved)