Медиа

Что пишут: о пожаре, уничтожившем крупнейший лагерь для беженцев в Европе

Лагерь для беженцев «Мория» на греческом острове Лесбос был крупнейшим в Европе. Рассчитанный на 3 тысячи человек, к марту 2020 года он стал прибежищем для 22 тысяч. В ночь с 8 на 9 сентября «Мория» полностью сгорела. 

Лагерь был открыт осенью 2015 года, в самый разгар последнего миграционного кризиса в Европе. Изначально это был транзитный пункт, откуда беженцы отправлялись на территорию континентальной Греции и дальше в другие европейские страны. Но весной 2016 года Евросоюз заключил с Турцией договор, согласно которому та обязалась принимать мигрантов обратно в обмен на многомиллиардную финансовую помощь. 

С этого момента у людей, попавших в «Морию», формально осталось два пути: получить официальное убежище в Европе (как правило, для воссоединения семьи) или быть депортированными обратно в Турцию. На практике тысячи людей застряли в «Мории» либо в ожидании решения, либо из-за периодических отказов турецких властей выполнять свою часть соглашения (в том же самом Турция, впрочем, обвиняла ЕС). Правозащитники и журналисты регулярно обращали внимание на бедственные санитарные условия: нехватку воды, туалетов и элементарных средств гигиены. И наконец, пожары то и дело разрушали значительную часть лагеря, после чего его обитатели пытались скрыться в окрестностях. Несколько человек погибло в столкновениях с полицией.

Ситуация еще больше обострилась с началом пандемии коронавируса. В «Мории» не хватало врачей, местные власти сначала запретили покидать лагерь без исключительной необходимости, а 8 сентября, вскоре после первых подтвержденных случаев инфекции, лагерь был закрыт на карантин. Это вызвало масштабные протесты среди беженцев, а уже на следующую ночь лагерь был полностью уничтожен пожаром. Без жилья (даже временного) осталось более 12 тысяч человек.

Местные власти утверждают, что пожар устроили сами беженцы; греческие СМИ сообщают о нападениях на беженцев, совершенных ультраправыми; а в немецкой прессе обсуждают, что делать с «Морией» дальше. За эти годы она превратилась в символ несостоятельности европейской миграционной политики — стоило проблеме перестать быть такой видимой, как в 2015 году, как о десятках тысяч людей просто забыли.

Источник dekoder

Die Zeit: Кризис солидарности

Главный вопрос, которым задаются немецкие журналисты, хорошо знаком россиянам: кто виноват? Многие считают, что возлагать ответственность на одни только греческие власти неправильно. Философ Рахель Ягги в интервью газете Die Zeit, критикуя европейскую миграционную политику в целом, утверждает: «То, что здесь произошло, — это не просто гуманитарный кризис, это кризис солидарности».

Deutsch
Original
Было бы ошибкой видеть в зажиточных североевропейских странах всего лишь сторонних наблюдателей, которые могут либо великодушно оказать помощь, либо отказать в ней — что мы сейчас и наблюдаем во всех душераздирающих подробностях. В бедственном положении мигрантов можно опознать удел нашего собственного общества, которое несет ответственность и за причины, по которым люди становятся беженцами, и за проблемы глобализированного мира в целом. Главной задачей следовало бы считать создание новых общественных форм и институтов. ЕС провалил эту задачу, он жалок в своих попытках спихнуть на кого-нибудь ответственность. Это тоже — фатальное бегство от реальности.
Es wäre falsch, die reichen Gesellschaften des Nordens hier in der Rolle der unbeteiligten Beobachter zu sehen, die dann großzügig Hilfe gewähren oder eben – wie wir es hier so himmelschreiend sehen – nicht. In der Not der Geflüchteten ist das Geschick unserer eigenen Gesellschaft zu erkennen, von der Verantwortung für die Fluchtgründe bis zu den Problemen einer globalisierten Weltgesellschaft. Die Aufgabe hieße, neue gesellschaftliche Formen und Institutionen zu schaffen. Die EU hat hier versagt in diesem jämmerlichen Schauspiel des Herumschiebens von Verantwortung. Auch das ist eine fatale Flucht vor der Realität.

оригинал, опубликован 12.09.2020

Süddeutsche Zeitung: Преднамеренный хаос

Однако в более консервативных СМИ критике подвергаются именно греческие чиновники. Констанца вон Буйльон из Süddeutsche Zeitung обвиняет их в том, что они сознательно допустили хаос, чтобы запугать беженцев.

Deutsch
Original
Сотрудники гуманитарных организаций сообщают о том, что жители острова и боевики нападают на них — с ведома и при невмешательстве греческой полиции. Приготовленную для беженцев еду приходится выбрасывать, потому что власти блокируют ее доставку нуждающимся. Эти беспорядки на руку греческому правительству и происходят с его одобрения. Оно дает беженцам понять: «Вы этого добивались? Получите!»

Германия не имеет права поддерживать карательную акцию, которая вполне может закончиться образованием лагеря для интернированных. Солидарность с Грецией не может означать молчаливого согласия с жестокой политикой устрашения, которую проводят Афины. Правительство Германии, вероятно, в ближайшее время будет предлагать денежную помощь — для того, чтобы как-нибудь оставить на Лесбосе побольше беженцев. Эта помощь должна выделяться только при условии строгого соблюдения норм правового государства и уважения к человеческому достоинству беженцев. Но пока что об этом нет и речи.

Mitarbeiter von Hilfsorganistationen berichten von Angriffen durch Inselbewohnern und Milizen, all das passiert unter den Augen der griechischen Polizei. Bereits zubereitete Mahlzeiten müssen weggekippt werden, weil die Behörden Transporte zu den Bedürftigen blockieren. Dieses Chaos ist von der griechischen Regierung auch gewollt. Ihr Signal an die Flüchtlinge: Das habt ihr nun davon.

Ein Strafkommando aber, das gut und gerne mit der Errichtung eines geschlossenen Lagers enden könnte, darf Deutschland nicht unterstützen. Solidarität mit Griechenland kann auch nicht bedeuten, der unbarmherzigen Abschreckungspolitik aus Athen freie Hand zu geben. Das Geld, das die Bundesregierung demnächst anbieten dürfte, damit die meisten Geflüchteten doch bittschön bleiben, wo sie sind, auf Lesbos, muss an strikte Rechtsstaatlichkeit und menschenwürdige Behandlung geknüpft werden. Davon kann bisher keine Rede sein.

оригинал, опубликован 13.09.2020

Der Tagesspiegel: Евросоюзу хватит одной Венгрии

В свою очередь, Манос Мошопоулос, директор по миграции и инклюзии в фонде «Открытое общество» и гражданин Греции, в интервью Der Tagesspiegel предупреждает: если Евросоюз не выработает по-настоящему единую миграционную политику, ситуация может стать еще хуже.

Deutsch
Original
Политическая атмосфера уже сейчас совершенно отравлена. Когда только разгорелся первый пожар, чиновники министерства миграционной политики сообщили журналистам, что за поджог якобы отвечают «иностранные НКО». После этого пресс-секретарь правительства заявил, что пожар не был несчастным случаем, и отказался исключить вероятность участия Турции. Я боюсь, что шансы на нахождение консенсуса и выработку разумной политической линии тают. Грецию уже называют средиземноморской Венгрией. Если уж ЕС не в состоянии выработать общую политику в отношении беженцев, то, может, хотя бы согласится с тем, что одной Венгрии на Евросоюз более чем достаточно.
Die politische Atmosphäre ist bereits jetzt zutiefst giftig. Als das erste Feuer noch brannte, informierten Beamte des Ministeriums für Migrationspolitik Journalisten, dass "ausländische NGOs" für den Brand verantwortlich seien. Der Regierungssprecher behauptete daraufhin, das Feuer sei kein Unfall gewesen und weigerte sich, eine Beteiligung der Türkei auszuschließen. Ich befürchte, dass die Chance für einen Konsens und für eine vernünftige Politik schwindet. Einige nennen Griechenland jetzt das Ungarn des Mittelmeers. Wenn sich die EU in der Asylpolitik nicht einigen kann, kann sie sich vielleicht darauf einigen, dass ein Ungarn in der EU völlig ausreicht.

оригинал, опубликован 13.09.2020

FAZ: Не надо создавать стимулы для неконтролируемого притока беженцев

Тем не менее Райнхард Мюллер, редактор умеренно консервативной газеты FAZ, призывает к более критичному отношению не только к Греции, но и к самим беженцам. Помощь, по его мнению, нужна — но не всем и не любой ценой. 

Deutsch
Original
Людям, терпящим бедствие, должна быть оказана помощь — тут не может быть ни сомнений, ни разногласий. Поэтому верное решение — в первую очередь принять к себе «несовершеннолетних без сопровождения», то есть помочь детям, а также тем, кто больше всего в этом нуждается. Принципиальные политические вопросы нельзя решать за их счет. 

Но решать их нужно. Общими задачами, требующими объединенных усилий, должны быть как соблюдение безопасности внешних границ Европы и обеспечение гуманитарных стандартов и права на убежище, так и распределение беженцев, терпящих бедствие. Во-первых, это вопрос солидарности в сообществе европейских стран. Во-вторых, это вопрос идентичности этого сообщества. ЕС не может терпеть нарушения прав человека. Это с одной стороны. А с другой, нельзя создавать стимулы для (очередного) неуправляемого притока <мигрантов>, расхлебывать последствия которого придется лишь немногим из европейских стран.

Kein Vertun und keinen Dissens darf es allerdings in der Haltung geben, dass Menschen in Not zu helfen ist. Insofern ist es richtig, nun zunächst die „unbegleiteten Minderjährigen“ aufzunehmen, also Kindern zu helfen und denen, die es am nötigsten haben. Auf ihrem Rücken darf kein prinzipieller Streit ausgetragen werden.

Aber austragen muss man ihn. Bei der Sicherung der europäischen Außengrenzen, der Durchsetzung humanitärer Standards und des Asylrechts, aber auch bei der Verteilung von Flüchtlingen in Not sollten eigentlich alle an einem Strang ziehen. Zum einen geht es um Solidarität im Staatenverbund. Es geht aber auch um dessen Identität. Die EU darf einerseits menschenrechtswidrige Zustände nicht dulden, sie darf aber auch keinen Anreiz für einen (weiteren) ungeregelten Zustrom setzen, den dann nur wenige ausbaden müssen.

оригинал, опубликован 10.09.2020

Дуня Хайали, фейсбук: Неужели еще не стыдно?

В то же время известная тележурналистка Дуня Хайали в своем фейсбуке критикует европейские власти не за за недостаток хоть каких-то действенных решений. По ее мнению, «Мория» стала возможной из-за желания любой ценой скрыть проблему, а не решить ее. 

Deutsch
Original
Совершить поджог, сознательно рискуя гибелью людей, конечно же, абсолютно недопустимо. И конечно же, необходимо найти преступников и отдать их в руки правосудия. Даже это, вероятно, окажется непростой задачей в сложившихся обстоятельствах. 

Но разве эти события — не прямое следствие неспособности Евросоюза принимать эффективные решения? Пять лет под лозунгом «Мы справимся» — это ведь и пять лет под аккомпанемент песен о том, что «нам нужно европейское решение проблемы». Это затасканная фраза, не обещающая никаких ответов, — неужели политикам не стыдно ее повторять? Ведь даже сейчас, буквально в эти дни, на вопрос «А что же можно сделать для людей из лагеря «Мория» в рамках закона и во имя человеческого достоинства?» мы непрерывно получаем в ответ именно эту мантру. Не надо забывать: «Мория» — не единственное такое место. Когда же мы наконец поймем, что нерешение «проблем» — это создание новых?

Selbstverständlich ist es kein auch nur irgendwie akzeptabler Weg, Feuer zu legen und damit sehenden Auges das Risiko einzugehen, dass Menschen sterben könnten. Und es ist auch nötig, Täter zu ermitteln und einer rechtsstaatlichen Strafe zuzuführen. Was in diesen Umgebungsbedingungen schwer genug sein dürfte.
Aber ist dieses ganze Geschehen nicht primär Ausdruck und Ausfluss der Unfähigkeit der Europäischen Union, tragfähige Lösungen zu finden? Fünf Jahre „wir schaffen das“ bedeuten auch fünf Jahre „wir brauchen jetzt eine europäische Lösung“. Wird dieser Satz, der ja nicht mit Leben und Lösungen gefüllt wird, den Verantwortlichen nicht langsam peinlich? Denn auch jetzt, ganz aktuell, bei der Frage, wie nun endlich den Menschen aus dem Lager Moria sinnvoll, rechtmäßig und menschenwürdig geholfen werden kann, fällt dieser Satz ohne Unterlass. Vergessen wir nicht: es gibt nicht nur Moria. Wann wird endlich anerkannt, dass das Nichtlösen von „Problemen“ nur weitere Probleme schafft?

оригинал, опубликован 13.09.2020

Frankfurter Rundschau: Обязательства перед мигрантами — не аукцион

Наконец, журналист и политолог Хадья Харуна-Олькер в статье для левого издания Frankfurter Rundschau находит у событий на Лесбосе еще более глубокие причины, чем политическая недееспособность Евросоюза. По ее мнению, Запад так и не избавился от колониального способа мышления. Европа по-прежнему относится к людям других культур, цивилизаций и происхождения как к чужакам, которых следует допускать к себе крайне ограниченным потоком. Между тем сам этот поток ширится только потому, что до этого Запад опустошил весь остальной мир.

Deutsch
Original
Наша собственная история наносит ответный удар, и она же накладывает на нас обязательства. Вопрос в следующем: каким может быть справедливый коэффициент распределения беженцев, который будет поддержан всеми европейскими странами? Возможно, не требуется согласие всех — а только тех, кто всегда хотели и теперь наконец должны помочь.

Вместо этого мы слышим все ту же песню о поисках общеевропейского решения. Но что это значит? Это значит, что политики видят проблему не в страдании и смерти людей — а в том, что эти люди получат убежище в их собственной стране. Именно поэтому начинаются эти непристойные игры с цифрами. Я возьму 200, 2000, 5000, 400 из 12 тысяч разделить на десять. Вау! Аукцион позора.

Unsere eigene Geschichte schlägt zurück, und ihr entwächst auch eine Verpflichtung. Die Frage ist: Wie kann ein gerechter Verteilungsschlüssel aussehen, den alle europäischen Länder unterstützen? Vielleicht braucht es dafür nicht alle, sondern die Willigen, die helfen wollten und das jetzt auch endlich tun müssten.

Stattdessen wieder die alte Leier der Suche nach einer europäischen Lösung. Aber was heißt das? Es bedeutet, dass nicht das Leid oder der Tod dieser Menschen als das Problem gesehen wird, sondern diese Menschen im eigenen Land aufnehmen zu müssen. Und deshalb gibt es jetzt auch wieder diese unwürdigen Zahlenspiele. Ich nehme 200, 2000, 5000. 400 von 12 000 aufgeteilt auf zehn. Wow, was für eine Auktion.

Перевод: Люба Гурова
Редакция декодера

читайте также

Гнозы
en

Любовь к ближнему: как христианские церкви Германии помогают беженцам

Одним из основных субъектов гражданского общества, активно участвующих в решении как практических, так и политических проблем, связанных с кризисом беженцев в Европе, стали церкви. В европейских странах, которые первыми принимают беженцев, – особенно в Италии и Греции – это Католическая и Вальденсианская (Италия), а также Православная и Пятидесятнические Церкви (Греция). Церковные программы помощи беженцам действуют и во многих других, более обеспеченных, странах ЕС: в cкандинавских странах (Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания), а также в Германии и странах Бенилюкса, где у церквей есть значительные материальные ресурсы для организации гуманитарных программ и политическое влияние для лоббирования повестки на национальном и общеевропейском уровне. 

Продолжение диаконии

В практическом плане церковные программы в отношении беженцев – это, главным образом, продолжение диаконии – гуманитарной деятельности по спасению жизней, организации медицинской и юридической помощи, проживания, пропитания, образования и в целом интеграции беженцев в принимающие общества. При этом церковные организации не выделяют беженцев в какую-то специальную категорию – они выступают в качестве нуждающейся в помощи социальной группы: такой же, как, например, бездомные, люди, находящиеся в алкогольной или наркотической зависимости, дети из многодетных семей, безработные, люди с тяжелыми заболеваниями и особыми потребностями. 

В церковном понимании сложная жизненная ситуация, в которой оказываются беженцы, сама по себе является достаточным богословским обоснованием для оказания помощи. Как часто повторяют в немецкой евангелической организации «Диакония»: «Нужно помогать каждому человеку, которому требуется помощь, даже если он сам поставил себя в ситуацию нужды»1

Вопрос ценностей

В политическом плане церкви продвигают в обществе идеи солидарности с беженцами, экуменический и межрелигиозный диалог. Вопрос беженцев для церквей – это вопрос ценностей, и в повестке дня он играет приоритетную роль. Церкви разрабатывают не только конкретные программы по помощи беженцам, часто в условиях общественного сопротивления, роста ксенофобии и непринятия – они активно работают в сфере исследований миграции и беженства, например, разрабатывают богословские и нравственные основания для помощи. 

Сегодня нередко Христа принято изображать как беженца (в соответствии с эпизодом евангельской истории о бегстве в Египет Мф 2:13-22), а в проповедях и обращениях к пастве христианские священники опираются на простую тему любви к ближнему и на проявление гостеприимства как одну из величайших христианских добродетелей. 

Принцип субсидиарности

Социальное служение церквей в Германии основывается на принципе субсидиарности. Этот принцип означает, что частные лица, организации и структуры гражданского общества, включая церкви, могут эффективнее, чем государственные и межгосударственные политические организации, решать социальные проблемы. Изначально будучи принципом католического социального учения, субсидиарность является важным способом организации политического режима и гражданского общества. 

Две крупнейшие германские церкви – католическая и евангелическая – активно включены в процесс помощи беженцам как в самой Германии, так и в других странах на европейском уровне. 

Так, в Католической Церкви в Германии в церковной помощи беженцам участвует 51 тысяча волонтеров и 5,1 тысячи профессиональных сотрудников, только в 2018 году епархиями и церковными организациями было выделено около 125 миллионов евро на обеспечение помощи беженцам (из них 83,5 миллиона для помощи на международном уровне и около 42 милллионов на организацию помощи в самой Германии). 

В Евангелической Церкви только в организации «Диакония» это 5 тысяч сотрудников и 80 тысяч волонтеров. В сентябре 2019 года Евангелическая Церковь приняла решение снарядить свое собственное судно для спасения беженцев и так называемых нелегальных мигрантов в Средиземном море – в сотрудничестве с другими церквами, неправительственными организациями и политическими партиями. Таким образом, церковь не просто пытается внести свою лепту в спасение утопающих в Средиземном море нелегальных мигрантов, но и настаивает на своей принципиальной позиции о неприемлемости криминализации такой помощи, как это отчасти произошло в случае с капитаном корабля See Watch Каролой Ракете, гражданкой Германии. 

Противостояние правым популистам

Однако вопросы, связанные с беженцами, поднимаются церквами не только во взаимодействии с их прихожанами – но и на критическом интеллектуальном уровне. Так, в частности, усиление правых популистских сил в Германии рассматривается церквами как один из главных вызовов для социальной деятельности2. Церкви активно занимаются формулированием своих позиций в контексте поляризирующегося дискурса. Церкви и сами занимаются социологическими исследованиями в рамках финансируемых церковными организациями проектов, на богословских факультетах и в специализированных церковных исследовательских институтах, а также сотрудничают с государственными органами, независимыми социологическими службами и неправительственными организациями. 

Координацией усилий церквей по помощи беженцам и мигрантам на всеевропейском уровне занимается «Комиссия Церквей по Мигрантам в Европе» (КЦМЕ), для Католической Церкви – это Ватиканский Отдел по делам мигрантов и беженцев («Дикастерия по содействию целостному человеческому развитию»). Церкви выступают за то, чтобы в качестве первоочередной задачи на межгосударственном уровне было принято предотвращение смертельных исходов на пути к границам Европы — в соответствии с ключевым для европейской миграционной политики принципом солидарности при предоставлении убежища. 
Церкви выступают за обеспечение безопасного и легального доступа в ЕС при помощи таких механизмов, как «гуманитарные коридоры», гуманитарные визы, планы по переселению и воссоединение семей. Католическая Церковь, со своей стороны, разработала специальный документ: 20 пунктов к действию, который можно суммировать четырьмя императивами: «принимать, защищать, поддерживать, интегрировать». 

При этом церкви отмечают, что усилия государств и межгосударственных организаций по помощи беженцам недостаточны. Христианские организации направляют собственные ресурсы туда, где государства, по их мнению, не справляются – это и есть один из аспектов принципа субсидиарности. Снаряжение Евангелической Церковью Германии собственного корабля по спасению утопающих – это не только конкретная практическая инициатива, но и религиозный символ. 

Тем не менее гуманитарная деятельность христианских церквей не всегда находит поддержку в политическом мейнстриме: императив принимать всех нуждающихся в Европе оценивается многими критиками как нереалистичный или даже наносящий вред немецкому государству. Кроме того, инициативы церквей становятся мишенью для критики как со стороны правых сил, видящих в церковной заботе о беженцах-мусульманах едва ли не «отказ» от христианских ценностей, так и со стороны политиков, опасающихся чрезмерного вмешательства церкви в светские дела.


1.Diakonie Deutschland (Hrsg.): Umgang mit Rechtspopulismus. Eine Handreichung für die Diakonie, 2018, S. 9  
2.Ulrich Lilie, Präsident Diakonie Deutschland: Vorwort, Ibid, S. 3  
3.migrants-refugees.va: Отвечая беженцам и мигрантам: Двадцать Пунктов к действию для Глобальных Договоров  
Ингмар Бьёрн Нолтинг: Measure and Middle, © Ингмар Бьёрн Нолтинг/Ingmar Björn Nolting/laif (All rights reserved)