Досье

У БАРЬЕРА? РОССИЙСКО-НЕМЕЦКИЕ ДИСКУССИИ

Отношения России и Евросоюза давно переживают трудный период. Тем не менее всякий раз стороны, если не выходили из пике, то, по крайней мере, нащупывали «новую нормальность» — некий баланс, который позволял продолжать диалог. Россия и Германия находили точки взаимодействия даже после присоединение Крыма, сбитого над Донбассом «боинга» MH17, санкций, хакерских атак на Бундестаг, во время войн на востоке Украины и в Сирии. Но после отравления и заключения в тюрьму Алексея Навального европейские политики, в том числе министр иностранных дел Германии Хайко Маас, все чаще говорят о том, что эти отношения достигли дна. 

Ситуация усложняется внутригерманскими дебатами вокруг строительства трубопровода «Северный поток – 2» и приближающимися выборами в Бундестаг. 

При этом и в российском, и в немецком обществе разговаривают о знакомых друг другу проблемах, ищут ответы на схожие вызовы, пытаются угадать направление стремительных мировых перемен. Но стоит признать и то, что результаты этих дискуссий бывают противоположными, а взаимопонимания обоим обществам по-прежнему не хватает. 

Это двуязычное досье призвано устранить как можно больше белых пятен в понимании друг друга. Оно реализуется при поддержке Министерства иностранных дел Германии, давая слово российским и немецким журналистам и ученым. 

все досье

Подготовка этой публикации осуществлялась из средств Auswärtiges Amt.

Гнозы
en

«Северный поток — 2»

США ввели новые санкции против европейских компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток — 2» (СП-2), проходящего по дну Балтийского моря. Это стратегический проект российского монополиста «Газпрома», после окончания которого этим путем может идти больше четверти газа, потребляемого сейчас Европой. 

Согласно новому американскому закону «О европейской энергетической безопасности», счета и собственность компаний, задействованных в проекте, могут быть арестованы. В течение ближайших двух месяцев администрация США должна составить список фирм, попавших под действие закона. В данный момент строительство фактически заморожено. Как заявили в Кремле, «новые сроки ввода газопровода назвать сейчас невозможно».

Большинство экспертов согласны в одном: если санкции будут реализованы в полной мере1, последствия коснутся не только США, ЕС и России, но взбудоражат и весь остальной мировой энергетический рынок — с непредсказуемыми последствиями для потребителей.

Основной аргумент европейских фирм, участвующих в проекте и сопротивляющихся санкциям, сводится к тому, что в условиях рыночной экономики газ — это товар, а не политический фактор. Однако многие усомнились в простом противопоставлении торговли и политики еще в 2000-е годы, когда споры вокруг проекта «Северный поток» только начались. Тогда его противники предупреждали о росте зависимости от России: о том, что ЕС, и прежде всего Германия, рискуют стать «заложниками Москвы», а Путин сможет в любой момент «закрыть кран» или «использовать газ как оружие». Эти алармистские предсказания не сбылись, но очевидное влияние СП-2 на будущее Украины, через которую сейчас в Европу идет значительная часть российского газа, доказывает, что в принципе они были не так уж далеки от истины.

Почему этот проект вызывает столько споров? Чего боятся противники строительства и как его защищают сторонники? Поможет ли он разрядить международную напряженность или только усилит ее?

В июле 2017 года США приняли пакет санкций против России в ответ на включение Крыма в ее состав, поддержку Башара Асада в гражданской войне в Сирии, а также предполагаемое вмешательство в свои президентские выборы2. По оценкам некоторых наблюдателей, определенную роль здесь сыграли и внутриполитические мотивы: Конгресс, имеющий решающее слово при введении санкций, решил продемонстрировать свою силу президенту Трампу3

Важная часть этих санкций касается компаний, участвующих в строительстве «Северного потока — 2». Этот газопровод строится российским «Газпромом» и пройдет по дну Балтийского моря почти параллельно уже существующему газопроводу «Северный поток» протяженностью 1224 километра. По нему будет доставляться газ с месторождения Бованенково в Ямало-Ненецком автономном округе, запасы которого превышают все разведанные в современной Европе. Подводная часть трубопровода начинается в городе Усть-Луга Ленинградской области, проходит через экономические зоны Финляндии, Швеции, Дании, а заканчивается в немецком Грайфсвальде, откуда по обычным наземным трубам газ отправится в другие страны Европы.

Сейчас, в результате введения санкций, строительство заморожено, но когда и если оно будет закончено, то трубопровод позволит транспортировать из России в Германию еще 55 миллиардов кубометров газа в год. Вместе через два «Северных потока» может идти 110 миллиардов кубометров — более четверти всего европейского потребления газа. Помимо «Газпрома» в проекте заняты европейские компании Uniper, Wintershall, OMV, Engie и Royal Dutch Shell.

Зачем нужен «Северный поток — 2»?

Это может показаться парадоксальным, но в настоящее время проект СП-2 не имеет особого экономического смысла, так как уже существующие системы транспортировки газа обладают достаточным объемом свободных мощностей, чтобы дополнительно доставить те же 55 миллиардов кубометров газа. Но, по мнению экспертов, в ближайшие несколько лет сжиженный природный газ (СПГ), поставляемый через терминалы СПГ, может превратиться в серьезного конкурента традиционного трубопроводного газа. 

Кроме того, благодаря добыче сланцевого газа на американском рынке возникает избыток сырья, который также может снизить роль трубопроводных систем, не отличающихся особенной гибкостью. Значительным может оказаться влияние таких факторов, как политическая обстановка в странах, являющихся потенциальными экспортерами СПГ, например, в Катаре или Иране. Но в любом случае мировой газовый рынок, по оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия существенно изменится4.

С этим прогнозом, вероятно, и связано строительство СП-2. В будущем благодаря второй нитке трубопровода компания Nord Stream AG, 51% акций которой принадлежит «Газпрому», сможет занять еще более прочные рыночные позиции в Германии. Это затруднит выход на рынок этой страны новых поставщиков, которым будет трудно предложить аналогичные или более выгодные условия, не рискуя слишком большими экономическими издержками для себя.

Начиная с 2020 года США, по приблизительным оценкам, смогут ежегодно экспортировать до 70 миллиардов кубических метров СПГ5. Однако и он может оказаться неконкурентоспособным, в том числе и потому, что для его получения Германии придется сначала построить дорогостоящий СПГ-терминал.

Сторонники СП-2 утверждают, что газ, который будет поставляться через немецким потребителям, должен быть дешевле, чем СПГ из США6. Кроме того, благодаря этим поставкам удастся с меньшими затратами совершить отказ от атомной энергетики и более эффективно достичь целей по сокращению выбросов CO2. Будут укреплены позиции Германии как транзитной страны и газотранспортного узла, а ее национальные поставщики получат больше возможностей для конкуренции в Европе.

Именно поэтому в Германии американские санкции вызвали особое беспокойство. Бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль заявил в июне 2017 года, что «санкции также призваны вытеснить россиян с европейского газового рынка. Американцы хотят продавать американский газ в Европе, чтобы обеспечить рабочие места в Америке, и таким образом избавляются от нежелательных конкурентов»7.

Маттиас Варниг, руководитель проекта СП-2 и лоббист «Газпрома», предупреждал о последствиях: «Если санкции действительно будут введены в такой форме, то это будет иметь радикальные последствия для всей нефтегазовой отрасли»8

Чем недовольны противники?

В России тем временем прокремлевские СМИ наперебой сообщали о том, что Германия и ЕС выступают против американских санкций в отношении России. Прокремлевские российские СМИ создавали впечатление, что критика санкций со стороны ЕС автоматически означает поддержку СП-2, по принципу «враг моего врага — мой друг»9

Между тем представители Еврокомиссии уже несколько раз говорили, что СП-2 противоречит проводимой ею политике диверсификации, а введение СП-2 в эксплуатацию угрожает конкурентности и прозрачности газового рынка ЕС10.

Противники СП-2 отмечают, что после начала работы СП-211 доля российского газа на газовом рынке Германии может увеличиться с нынешних 37% до 60%. В этом случае «Газпром» займет доминирующее положение на рынке, что даст ему возможность влиять на повышение цен. 

По мнению критиков, строительство этого трубопровода поставит под сомнение общую европейскую энергетическую политику: СП-2 подорвет планы развития единого энергетического рынка ЕС и, в конечно счете, может стать угрозой для надежного энергоснабжения Европы. Эта политика направлена на демонополизацию поставок именно для того, чтобы избежать излишней зависимости от одного поставщика.

Как и при строительстве первой нитки газопровода, особенно резко против выступают Польша и страны Балтии. Они утверждают, что проект угрожает не только энергобезопасности ЕС, но и политической стабильности отдельных государств-членов ЕС. В 2006 году министр обороны Польши Радослав Сикорский сравнил первую нитку трубопровода с пактом Молотова — Риббентропа, а в случае с СП-2 Польша обвинила Германию в энергетическом эгоизме. Кроме того, высказывались вполне прагматические опасения, что в результате строительства СП-2 может снизиться конкурентоспособность новых терминалов СПГ в Польше и Литве.

Принесет ли СП-2 мир?

Есть расхожее мнение, что «торговля способствует миру»: согласно этой аргументации, усиление взаимозависимости между Россией и Европой может привести к политическим изменениям в РФ и тем самым ослабить политическую напряженность, возникшую между торговыми партнерами после аннексии Крыма. Критики, однако, возражают, говоря, что строительство СП-2 перечеркнет все усилия Германии по помощи Украине — а значит, сделает ситуацию там еще менее предсказуемой. 

Действительно, если СП-2 заменит, как и планируется, газопровод, идущий по территории Украины, финансовые убытки этой страны от потери транзитных сборов составят около 2 млрд долларов США в год. Это может еще больше дестабилизировать экономически слабую и раздираемую военным конфликтом Украину. Что, в свою очередь, повлияет на остальные части трубопроводной инфраструктуры, ведущей на запад, и тем самым поставит под угрозу энергетическую безопасность Европы.

На ближайшее время эта опасность снята: в конце 2019 года Москва и Киев заключили новое транзитное соглашение на следующие пять лет. К тому же объем газа, который может пройти через газотранспортную систему Украины, на треть больше, чем через оба «Северных потока». Это важно еще и потому, что в моменты пикового потребления газа в Европе, прежде всего в зимний отопительный сезон, «Потоки» без украинской газотранспортной системы могут просто не справиться с доставкой нужного количества газа. Поэтому «Газпрому» стратегически необходимо сохранять маршрут через Украину, чтобы не потерять репутацию надежного поставщика.

И все равно введение в эксплуатацию СП-2, очевидно, еще более ослабит сохраняющиеся экономические связи между Россией и Украиной. В условиях войны в Донбассе понятно, что на самом деле принцип «торговля способствует миру» важен не столько для германо-российских, сколько для российско-украинских отношений. А значит, ключевой политический аргумент сторонников газопровода — что торговля приводит к миру (а ее отсутствие, наоборот, увеличивает риск войны) — в этом случае должен вести к противоположным выводам о роли «Северного потока — 2».


1. Ввод санкций частично зависит от позиции президента США по данному вопросу. См. congress.gov: H.R.3364 (2017-2018) — 115th Congress Sections 223, 235 
2. congress.gov: H.R.3364  (2017-2018) — 115th Congress 
3. süddeutsche.de: Unlautere Motive 
4. dw.com: OPAL-Pipeline entzweit Polen und Deutschland 
5. В 2016 году объем потребляемого газа в Германии составил около 80,5 млрд м3. См. welt.de: Das Schiff, das ein neues Gas-Zeitalter einläutet, de.statista.com: Erdgasverbrauch in Deutschland in den Jahren von 1980 bis 2016 (in Milliarden Kubikmeter)
6. Это подтверждают и результаты опросов, проведенных центром социологических исследований Forsa по заказу компании Wintershall и опубликованных в августе 2017 года. Согласно их результатам, 83% жителей Германии против планируемого расширения американских экономических санкций. См. wintershall.com: Trump-Effekt? Deutsche wollen lieber Erdgas aus Russland als Flüssiggas aus den USA. 
7. welt.de: Gabriel kritisiert Sanktionen scharf 
8. FAZ: Gefahr für die gesamte Öl- und Gasversorgung 
9. Например, Sputink Deutschland: EU-Kommission droht USA mit Vergeltungsmaßnahmen 
10. europa.eu: Kommission ersucht Mitgliedstaaten um Verhandlungsmandat für Nord-Stream-2-Vereinbarung mit Russland, spiegel.de: EU-Kommission stellt sich gegen Bundesregierung 
11. spiegel.de: Worum es im Gasstreit wirklich geht 
читайте также
Gnose

Нефть — культурно-исторические аспекты

Злополучное «ресурсное проклятие» состоит не только в том, что блокирует модернизацию экономики и демократизацию политической жизни. Оно блокирует наступление будущего, превращая настоящее в утилизацию прошлого. Илья Калинин о национальных особенностях российского дискурса о нефти. 

показать еще
«Пока я ждал(a)». Белорусская серия фотографа Юлии Аутц, © Юлия Аутц (All rights reserved)