Медиа

Бистро #3 — Карнавал в Германии

В России — масленица, в Германии — карнавал, или фашинг. В этом году его начало омрачено событиями в городе Фолькмарзен на западе Германии: там мужчина въехал в шествие празднующих, 52 человека были ранены. В земле Гессен праздничные мероприятия отменены, но в остальных регионах Германии они продолжаются. Центром карнавальной традиции считается Кельн, где в массовых гуляниях принимают участие более 10 тысяч человек, однако и в других городах на улицы выходят тысячи ряженых, готовых, вопреки всем стереотипам о немцах, предаться вполне гаргантюанскому пьянству, обжорству и веселью. О том, что такое карнавал и как его правильно отмечать, рассказывает теолог — и опытный участник карнавальных шествий — Тобиас Кледен. Семь вопросов и ответов — просто листайте.

Источник dekoder
  1. 1. Фашинг, Карнавал, Фастнахт... как же все-таки правильно? Откуда взялся этот праздник — и почему он везде называется по-разному?

    Карнавал появился еще в Средние века: перед Великим постом, сорокадневной подготовкой к Пасхе, было принято устраивать лихие гуляния, чтобы заодно доесть все скоропортящиеся продукты. Так что в основе карнавала были католические традиции. Но сегодня этот праздник отмечается по всей Германии, не только в католической части — где-то с большим размахом, где-то с меньшим. Наиболее популярен он в РейнландеРейнланд (нем. — Rheinland) — регион Германии, находящийся в долине реки Рейн (ее средняя части и низина). Сюда входят части федеральных земель Северный-Рейн Вестфалия и Рейнланд-Пфальц, а также такие города как Кельн, Бонн, Майнц и другие. , а также в швабских и алеманнских регионахШвабия (нем. Schwabenland) — историческая область на юго-западе современной Германии в верховьях Рейна и Дуная, названная в честь швабов — немцев, говорящих на особом швабском диалекте. В узком смысле под Швабией понимают современные Баден-Вюртемберг и западную Баварию, то есть ядро расселения алеманнов, предков современных швабов. Этнокультурный регион «Швабия» может включать в себя также немецкоязычные кантоны Швейцарии и Эльзас (ныне в составе Франции)..

    Эта традиция обладает региональной спецификой, и сам праздник называется по-разному: в Рейнланде — карнавал (Karneval, от латинского carne levare — «разбирать мясо»), на юго-западе Германии — фастнахт (Fastnacht, т.е. вечер накануне поста, Fasten), а в Баварии и Австрии — фашинг (Fasching, от Fastenschank, т.е. последнее угощение алкогольными напитками перед постом). Впрочем, разграничение не то чтобы очень строгое: например, на рейнском диалекте его называют еще и «фастелофенд» (Fastelovend, вечер накануне поста) или «фастелеер» (Fasteleer).

  2. 2. Отличия (и сходства) только в названии?

    Нет. Например, швабские или алеманнские шуты (Narren) и кельнские ряженые (Jecken) не так уж похожи. По-разному приветствуют публику: «Нарри-Нарро!» на Фастнахт и «Алааф!» на карнавале в Кельне или «Хелау!» в остальной части Рейнланда — поэтому ни в коем случае нельзя говорить «Хелау» в самом Кельне! Алеманнский Фастнахт сформировался под влиянием местных традиций и сохраняет многие архаичные черты. Во время тамошнего шествия участники надевают одни и те же деревянные маски, которые используются из года в год. Наряжаются, как правило, в героев легенд или в животных.

    В Рейнланде и особенно в Кельне, эпицентре карнавала, уличные шествия проходят на площадях и в пивных, и длится эта «городская коллективная оргия» шесть дней подряд: от Бабьего четверга до Пепельной среды. Все, особенно дети, участвуют в празднике и наряжаются в карнавальные костюмы. В эти дни бросается в глаза не тот, кто странно одет, а наоборот. Волна легкости и безумия тянет за собой с непреодолимой силой. Главное — это отлично провести время.

  3. 3. Как устроена эта «городская коллективная оргия»? Что нужно пить, что нужно есть — и доходит ли до оргий в прямом смысле слова?

    Во время карнавала принято употреблять самый ходовой алкоголь (пиво, шампанское и напитки покрепче), но в гораздо больших количествах, чем обычно. Правда, истинные «карнавалисты» критикуют совсем уж разгульное пьянство: по их мнению, к карнавалу оно отношения не имеет. Закусывают во время карнавала разнообразной жирной выпечкой, так называемыми «берлинерамиОбжаренные в масле пончики среднего размера из сладкого дрожжевого теста с начинкой из конфитюра (обычно клубничного или сливового) или, реже, крема. В карнавальное время вместо сладкой начинки иногда для розыгрыша используются горчица или лук.», которые в самом Берлине и в Восточной Германии называют «пфанкухенами» (а на юге — «крапфенами»). В Пепельную среду во многих местах едят рыбу.

    На карнавальную неделю — не в последнюю очередь из-за алкоголя — приходится наибольшее число случайных сексуальных связей в году. Барьеры, связанные с прилюдными объятиями, поцелуями и сексуализированными прикосновениями, практически исчезают. Не всегда, увы, это происходит по обоюдному согласию, пусть законодательная рамка остается неизменной: «нет» — значит, «нет».

    Традиция «бютсхен» («поцелуйчиков») в Рейнланде, впрочем, не имеет никакой сексуальной коннотации. Такие «поцелуйчики» — сжатыми губами в щеку — на карнавале принято раздавать всем незнакомым людям, даже полицейским.

  4. 4. Не превратился ли карнавал в банальный повод напиться?

    Нет, на карнавале, скажем, по-прежнему высмеивают сильных мира сего. Например, в Кельне так называемая карнавальная гвардия, танцуя в солдатской униформе, издевается над прусскими порядками, а в речах сатирически обыгрывается актуальная политическая повестка. Так что карнавал по-прежнему важен для поддержания психологической гигиены — в том числе потому, что, переодевшись, человек может примерить на себя другую роль. Карнавал ставит все с ног на голову и показывает бренность жизни — мол, на все можно взглянуть по-другому.

    Конечно, многим это покажется странным: как по команде отдыхать один раз в год, а затем дружно возвращаться к повседневной работе. Но, возможно, в этом есть и что-то осмысленное — хотя бы раз в год выходить за рамки. Вообще, карнавальный дух ведь не должен ограничиваться коротким периодом ряженых шествий. Весь год у нас находятся поводы вспомнить — и отметить — тот факт, что на все можно посмотреть и с другой стороны. В любом случае, карнавал — это нечто большее, чем просто всеобщая пьянка.

  5. 5. В дни карнавала кто-нибудь работает?

    Карнавал и Фашинг не являются официальными выходными или государственными праздниками. Поэтому так просто уйти с работы, не взяв отгул или отпуск, не получится. Но на практике, по крайней мере в центрах карнавальной традиции, часто все происходит по-другому: во время уличных гуляний, особенно в последний понедельник и Бабий четверг, вся жизнь крутится только вокруг карнавала. Большинство общественных заведений и магазинов закрыты, а некоторые работодатели сами дают сотрудникам пару дней отпуска.

    На Бабий четверг во многих фирмах и офисах устраивают свой праздник. В этот день многие приходят на работу ряжеными. Так что не вздумайте надевать галстук — его просто отрежут. В карнавальных речах «на производстве» нередко высмеивается и стоящее тут же начальство.

  6. 6. В других странах Запада, где есть карнавальный костюм, в последние годы появилась проблема блэкфейса — использования грима, воспроизводящего образ чернокожего. В Германии тоже? Это перегиб — или иногда шутки должны кончаться?

    Да, вокруг карнавальных костюмов всегда разгораются дискуссии. В 2019 году в одном из детских садов Гамбурга попросили не наряжать детей в индейцев или шейхов, и это вызвало ожесточенные дебаты в соцсетях.
    Хорошо это или нет, трудно сказать. Многое зависит от целей, с которыми присваиваются символы другой культуры, и от того, как это может быть воспринято носителями самой этой культуры. Хочу ли я представить их странными чужаками, транслирую ли я таким образом определенные стереотипы и предрассудки или, наоборот, с помощью переодевания хочу продемонстрировать ценность этой культуры и важность культурного разнообразия? Как человеку со светлой кожей, наделенному многими привилегиями, мне, вероятно, сложно будет поставить себя на место представителя другой культуры и этнической группы, остающегося в меньшинстве или обладающего меньшими привилегиями по сравнению со мной. Так что нельзя исключить, что мои костюмы будут негативно восприняты людьми, которых они изображают. Поэтому если есть сомнения, то, на мой взгляд, лучше проявить лишнюю осмотрительность — в таком тонком вопросе она не повредит.

  7. 7. Господин Кледен, во что нарядитесь в этом году вы?

    Я пойду в костюме клоуна с розовыми волосами. Может быть, не самый оригинальный костюм, но для Эрфурта вполне достаточно.

читайте также

Кино и немцы

Если «немцы» на российском экране остаются воплощением абсурдной (если не смертельно опасной) расчетливости, то «русские» на немецком экране воплощают не менее абсурдную (и иногда не менее опасную) импульсивность. Историк кино Оксана Булгакова размышляет о взаимных стереотипах в российском и немецком кинематографе.
 

Как устроено немецкое Рождество

Глинтвейн, сверкающие елки и горы подарков: наши представления о немецком Рождестве сформированы туристической индустрией, рекламными каталогами и кинематографом. Религиовед Елена Ромашко рассказывает о том, как немцы на самом деле отмечают свой главный праздник.
 

Гнозы
en

Как устроено немецкое Рождество

Румяные дети, играющие в снежки; хохочущие девушки с кружками глинтвейна в руках; дородные отцы семейств, сгибающиеся под тяжестью пакетов с чем-то явно очень дорогим, — мы знаем их по коробкам с пряниками made in Germany, по брошюрам турбюро, по картинкам в учебниках немецкого языка. Воображение рисует нам идиллические картины: наигравшись в снегу, допив глинтвейн и растратив все свои Weihnachtsgeld — специальную «рождественскую» премию, выплачиваемую сотрудникам многими немецкими предприятиями — дети, девушки и отцы семейств отправятся домой к наряженной елке и утке в яблоках. Они споют пару рождественских гимнов и примутся распаковывать подарки...

Наши представления о немецком Рождестве сформированы туристической индустрией, рекламными каталогами и кинематографом, штампующими идиллические картинки с рождественских базаров и нарядных гостиных. «Настоящее» немецкое Рождество выглядит, как декорации к «Щелкунчику» — неважно, что снега 24 декабря чаще всего почти нигде не бывает; что подарки в дом доставляет Amazon, а не отец семейства, и что глинтвейн чаще всего не согревает, а просто ударяет в голову. Насколько аутентичны традиции празднования Рождества в современной Германии? Насколько религиозен этот праздник сегодня? И в чем именно заключаются уникальные традиции и черты немецкого рождества? 
 

Исходя из этнографических исследований, начатых уже в XIX веке1 2 , можно утверждать, что немецкому Рождеству в том виде, в котором оно отмечается сегодня, не более 150 лет. На сегодняшний день традиции празднования немецкого Рождества у католиков и протестантов существенно сблизились и в целом стали весьма схожими по всей стране, хоть и отличаются местным колоритом, специфическими ритуалами и обрядами.

Рождественская религиозность и символика

Насколько религиозен праздник Рождества в современной Германии и в какой степени массовые мероприятия и домашние празднования являются христианскими по своей форме и содержанию? Ответ на этот вопрос всегда будет зависеть от того, что мы называем религией и с каким практическим и теоретическим инструментарием мы подходим к ее изучению. И особенно, на каком аспекте религиозности мы ставим основной акцент — на вере или на практике.

С одной стороны, не все, что исторически связано с христианством, наполнено сегодня религиозным смыслом; с другой стороны, в рождественских традициях есть много ценностей и практик, которые не позволяют назвать их секулярными. Даже такие, на первый взгляд, секулярные события, как просмотр рождественских фильмов, рассматриваются рядом религиоведов как ритуальные практики3. Согласно их мнению, просмотр рождественских картин мотивирует зрителя заново оценить свою повседневную жизнь и наделяет его энергией, способной эту жизнь преобразить. Подобное воздействие на участников характеризует многие религиозные ритуалы. 

Рождество в Германии — это особое время календарного года, отмеченное целым комплексом обычаев. Рождество вторгается в повседневное течение времени и нарушает границы секулярности. Неудивительно поэтому, что многими исследователями рождественская пора приравнивается к так называемому лиминальномуЛиминальный период — термин, обозначающий «пограничное» или переходное состояние между стадиями развития человека или сообщества. В социальных науках часто используется при анализе и описании обрядов перехода, маркирующих приобретение индивидом или группой нового статуса. (пограничному) пространству, в котором присутствуют отличные от повседневных социальные ожидания, роли, права и ограничения4.

Рождественский период начинается с АдвентаАдвент (нем. — Advent) — четырехнедельный период преддверия Рождества, во время которого христиане готовятся к празднику. Первый день Адвента определяется как четвертое воскресенье до Рождества. В зависимости от года этот день выпадает на период с 27 ноября по 3 декабря. В Германии наиболее распространена традиция изготовления (или хотя бы покупка) венка из еловых ветвей, в который вплетаются четыре свечи. В первое воскресенье Адвента зажигается одна свеча, во второе – две, и так далее, чтобы с каждой неделей становилось светлее. — четырехнедельного ожидания Рождества, за которым наступает само трехдневное празднование и следующий за ним построждественский период. Подготовка к празднованию Рождества включает в себя ряд календарных праздников, среди которых наиболее крупные — День св. Николая 6 декабря (нем. — Nikolaustag) и День св. Варвары 4 декабря (нем. — St. Barbaratag). Помимо этого каждое воскресенье Адвента проходит праздничная церковная служба, посвященная той или иной евангельской теме. Наиболее популярный символ Адвента — настольный венок с четырьмя свечами (нем. — Adventskranz).

Четыре свечи символизируют четыре недели Адвента: в первое воскресенье Адвента зажигают первую свечу, и этот день знаменует начало нового церковного года. Венок Адвента не менее популярен в современной Германии, чем рождественские елки, и принимает сегодня разнообразные формы, часто шуточные и далекие от классического исполнения. Как культурный символ венок Адвента, подобно рождественской елке, появляется и в семьях нерелигиозных, а также в общественных местах — на витринах магазинов, в школах и детских садах, в больницах и банках. 

Такое проникновение в городскую повседневную жизнь характерно и для других изначально сугубо религиозных символов Рождественского периода. Еще одним классическим символом Адвента становится происходящий из католической традиции Вертеп, Ясли или Криппе (нем. — Krippe) — скульптурная интерпретация сцены рождения Иисуса Христа. Если в 1970-х вертепы потеряли популярность, несмотря на усилия церковных активистов, то в 2010-х на юге Германии они пережили стремительное возрождение: вертепы вновь стали появляться не только в действующих церквях, но и на городских площадях, в магазинах, в ратушах, клиниках… Сегодня редкая семья на юге Германии не выставляет маленький домашний вертеп (нем. — Familienkrippe, Hauskrippe) в своем доме5

Однако самым распространенным за рубежом символом немецкого Рождества стали рождественские базары (нем. — Weihnachtsmarkt). Старейшие базары Германии имеют свои особые имена: Striezelmarkt в ДрезденеДрезден — столица восточной федеральной земли Саксонии, население города — около 540 тысяч человек. С начала 2000-х 13 февраля каждого года крайне правые проводят в Дрездене траурные марши в память о бомбардировке города авиацией сюзников по Антигитлеровской коалиции в 1945 году. Бомбардировка унесла около 25 тысяч жизней и используется немецкими ревизионистами как доказательство сравнимости военных преступлений Германии и ее противников в годы Второй мировой войны. На марши съезжаются ультраправые со всей страны. На выборах в земельный парламент 2019 года АдГ заняла второе место, набрав 27,5%.  (основан в 1434 году) и Christkindlesmarkt в Нюрнберге (основан на рубеже XVI–XVII веков). На сегодняшний день рождественские базары предлагают всевозможные товары, начиная с елочных игрушек и заканчивая местными кулинарными угощениями. Базары популяризируют народные промыслы и ремесленные традиции и служат местом встречи с родственниками, друзьями и знакомыми. 

Рождество как семейный праздник

Уже в 40-х годах XIX века рождественское время в Германии воспринималось как время семейного праздника, отмеченное многочисленными и разнообразными ритуалами одаривания детей (нем. — Weihnachtsbescherung)6. Вспомним гофмановского «Щелкунчика» — он был написан еще в 1816 году. Эта специфика сохранилась у праздника и по сей день. Немецкие семьи часто оказываются рассредоточены по разным городам, а рождественские выходные и каникулы дают редкую возможность единения родственников, живущих на другом конце страны7. Эта особенность рождественского периода придает празднику надконфессиональное значение: вне зависимости от религиозных взглядов конкретных людей Рождество создает исключительное время и пространство для семейного торжества. 

Именно семейный характер этого праздника объясняет повсеместное присутствие рождественской символики и мероприятий в институциональном пространстве Германии. Ведь в таких местах, как больницы, школы, дома престарелых и детские сады, люди оказываются отделенными от семейного круга. Рождественская атмосфера призвана перенести их в тепло и спокойствие домашнего уюта. 

Стремление открыть свой дом для тех, кто лишен возможности провести Рождество со своими близкими, представляет собой довольно распространенный пример рождественской религиозности и благочестия. Многочисленные рождественские мероприятия немецких университетов для иностранных студентов или усилия диаконииДиакония – деятельность милосердия, социальная деятельность. Происходит от греческого слова diakonia, которое означает «служение». Диакония наряду с «мартирией» (свидетельством о Боге и христианстве в мире), «литургией» (богослужением) является одной из составляющих деятельности церкви. В евангелической церкви Германии этой деятельностью занимается одноименная организация «Диакония», а в католической – «Каритас». по обеспечению праздника для одиноких людей могут служить тому примером. Гостеприимность как одна из основополагающих черт рождественского послания ритуализирована на католическом юге Германии через обряд, известный как «Herbergsuche» («Поиски крова») или «Frauentragen» («Ношение Девы Марии»), с помощью которого вспоминают библейскую историю о том, как Дева Мария с младенцем во чреве искала пристанища. Во Франконии (на севере Баварии) в рамках обряда по вечерним улицам проносят с молитвами и песнопениями скульптуру Мадонны. Участники процессии стучатся в дома и просят крова для Богородицы, и в том доме, где ее согласятся принять, фигура Марии остается до следующего дня8.

Рождественские противоречия на Западе

Своеобразный культ Рождества стал одним из неотъемлемых атрибутов того, как мы воспринимаем реальность западной жизни и ее ключевые ценности. Однако часто за этой идеализированной картинкой из фокуса нашего внимания исчезают исторические факты о непростой судьбе празднования Рождества на Западе. Ведь как и многие другие религиозные практики, празднование Рождества может не только объединять людей — но и разъединять их. 

Наиболее известный пример общественного порицания Рождества — это критика пуританами его «языческого происхождения», распространенная до середины XIX века. Эта критика привела к многочисленным отказам от празднования Рождества на территории современной Великобритании и Соединенных Штатов Америки и даже к официальному запрету на празднования Рождества в Массачусетсе между 1659 и 1681 годами9. На территории Германии критика Рождества относится к более недавнему историческому прошлому, и зачастую связана она была с использованием праздника в политических целях. Так, в годы Первой мировой войны свойственная Рождеству ностальгия и сентиментальность использовались в качестве мощного орудия военной пропаганды (об этом прекрасно пишет Эрих-Мария Ремарк в романе «На западном фронте без перемен»). Именно в этот период из ЭльзасаЭльзас (фр. — Alsace, нем. — Elsass) — регион на северо-востоке Франции, граничащий с Германией и Швейцарией. Войдя в состав Французского королевства в середине XVII века, в течение следующих столетий Эльзас не раз переходил из рук в руки, став яблоком раздора между Францией и Германией. В августе 1879 года наряду с Лотарингией Эльзас стал имперской землей в составе Германии, а по итогам Первой мировой войны снова отошел ко Франции. Затем в 1940 году Эльзас был снова оккупирован Германией – теперь уже нацистской. После окончания Второй мировой войны Эльзас и Лотарингия вошли в состав Франции, а Страсбург — столица Эльзаса — стал одним из центров общеевропейских институтов. стремительно распространяется по всей территории Германии символика рождественской ели — которая превращается из местного праздничного атрибута в общенациональный10.

Политизация не обошла Рождество стороной и во времена национал-социализма. Пропаганда представляла Рождество как истинно немецкий праздник с германскими корнями и нордическим происхождением, что позволяло использовать его для провозглашения национального величия и расового превосходства. Об этом нам до сих пор напоминают экспонаты Вюртембергского земельного музея Штутгарта: подставка под рождественскую елку в форме свастики или миниатюрные фигурки для рождественского вертепа — Гитлер и солдат с нацистским флагом11

После окончания Второй мировой войны обычаи празднования Рождества стали элементом политической риторики с целью обострить различия между двумя политическими системами. В ГДР подчеркивалась «буржуазная направленность» Рождества и американизация «истинно немецкого праздника». В Западной Германии, наоборот, широко обсуждалась утрата религиозного значения и элементов праздника в ГДР. 

На сегодняшний день рождественские традиции продолжают критиковать за навязывание религиозных идей и обычаев нерелигиозной общественности12, а также за доминирование христианства над другими религиями жителей Германии13

При этом религиозные общины все чаще выступают против секуляризации и коммерциализации Рождества. Критика со стороны церквей сегодня все больше обращена на отделение Рождества от собственно церковного наследия и его перемещение в секулярное пространство. Недопустимость феномена «Рождество без Христа» становится лейтмотивом многих проповедей, звучащих в рождественское время в Германии. 

В массовом понимании принадлежность к религии определяется тем, исповедует ли человек определенные догматы. Но некоторые религиоведы полагают, что регулярное повторение определенных действий — раз в день или раз в год — является проявлением религиозной жизни, которая основывается не столько на интеллектуальном отношении к вере, сколько на восприятии мира органами чувств14. Поэтому желание каждый год чувствовать определенные запахи, вкусы, звуки — тоже религиозного свойства. 

Проходить через сияющий огоньками рождественский рынок, пахнущий пряностями, участвовать в рождественских песнопениях, слушать церковный орган, печь и раздавать рождественскую выпечку друзьям и близким — все это аспекты культового поведения, которое можно интерпретировать как самоценное и религиозное, даже если оно не сочетается с верой в рождение Христа или его богочеловечество. 


1.Tille, Alexander (2015) Die Geschichte der deutschen Weihnacht. Dresden 
2.Филимонова, Т.Д. (1973) Немцы // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы, XIX – начало ХХ в.: зимние праздники. М. C. 139–161; Иванова-Бучатская, Ю.В. (2011) Немецкое Рождество: традиционные компоненты, предметы и символы в коллекциях и архивных материалах МАЭ. СПб 
3.Rodriguez-Plate, Brent (2019) What Makes Christmas Movies so Popular // Salon. December 7, 2019 
4.Deacy, Christopher (2016) Christmas as Religion: Rethinking Santa, the Secular and the Sacred. Oxford, P. 24 
5.Иванова-Бучатская, Ю.В. (2011) Немецкое Рождество, C. 25-30 
6.Там же. C. 79 
7.Там же. C. 88 
8.Там же. C. 14 
9.Nissenbaum, Stephen (1996) The Battle for Christmas. New York 
10.Иванова-Бучатская, Ю.В. (2011) Немецкое Рождество. C. 56 
11.Daxelmüller, Christoph (Hrsg.) (1992) Weihnachten in Deutschland. Spiegel eines Festes. München; Zürich. S.23-28 
12.Freistetter, Florian (2010) Christliche Propaganda: Atheisten Machen Weihnachten Kaputt // Astrodicticum Simplex, September 21, 2010 
13.Widmann-Mauz, Annette (2018) Eine Weihnachtskarte Ohne ‘Weihnachten’ – Integrationsbeauftragte Im Kreuzfeuer Der Kritik // STERN.de, Dezember 19 
14.Plate, S. Brent (2015) A history of religion in 5 1/2 objects: bringing the spiritual to its senses. Boston. S.5-10 
читайте также

Изображая жертву: о культуре виктимности

Где проходит граница между политической корректностью и ограничением свободы высказывания? Не живем ли мы в эпоху нового тоталитаризма, основанного на запрете оскорбления чьих-либо чувств? Ответы на эти вопросы сегодня ищут многие исследователи и активисты. Со-редактор dekoder и социолог Полина Аронсон о дебатах по поводу политики идентичности, микроагрессиях и попытках солидарности в «обществе сингулярностей».

Чем отличаются восток и запад Германии

«Мы – один народ», – скандировали демонстранты в ГДР перед падением Берлинской стены в 1989 году. 30 лет спустя различия между восточными и западными немцами остаются важнейшей темой общественных дискуссий о немецком воссоединении. Кого можно назвать восточным или западным немцем? И в чем заключаются характерные «восточногерманские» черты?

Иван Тургенев

«С высоты европейской цивилизации можно еще обозревать всю Россию». Кирилл Зубков к двухсотлетию Ивана Тургенева, одного из крупнейших писателей середины XIX века, ставшего посредником между русской и европейской литературой.

показать еще
© Heinrich Holtgreve/Ostkreuz, Heinrich Holtgreve (All rights reserved)