Медиа

Оксана Булгакова

Оксана Булгакова, профессор Университета Гутенберга в Майнце, окончила ВГИК в Москве, защитила докторскую диссертацию в Университете Гумбольдта (1982). Преподавала в Лейпцигской высшей школе музыки и театра, Свободном университете Берлина, Стэндфордском университете и университете Калифорнии в Беркли. Сфера исследовательских интересов Оксаны – работы Сергея Эйзенштейна и Дзиги Вертова, визуальная культура сталинизма, историческая память в кинематографе, а также – русские эмигранты в кинематографе США и Европы.

Оксана – автор работ по истории советского кино, издатель и переводчик на немецкий язык работ Сергея Эйзенштейна и Высоцкого, режиссёр нескольких фильмов, куратор выставок и мультимедийных проектов.

Гнозы

свежие гнозы

Удовольствие женщины — в план пятилетки!

Выполнить и перевыполнить пятилетний план по женским оргазмам на душу населения! Лидеры многих социалистических стран не нашли бы в этом лозунге ничего удивительного. Об этом – в гнозе социолога и историка сексуальности Катерины Лишковой.

Штази и «проработка» социалистической диктатуры в Германии

Восточногерманская Штази была в несколько раз крупнее, чем КГБ, если считать долю сотрудников в общей численности населения. В отличие от России, изучение преступлений немецкой спецслужбы идет на государственном уровне — и тем не менее ее бывшие сотрудники в массе своей не подверглись преследованиям.

«Брекзит»: европейский взгляд

31 января 2020 года — последний день пребывания Великобритании в Евросоюзе, 1 февраля — формальная дата «Брекзита». Формальная потому, что все реальные изменения наступят только в конце года, по итогам очередных длительных переговоров. Политолог Рафаэль Боссонг рассказывает о том, как ЕС пережил «Брекзит», чего он будет добиваться на переговорах и какое будущее ждет его без Соединенного королевства.

Антон Чехов

Культ Чехова сформировался уже перед Первой мировой войной. Однако он не был похож на большинство массовых культов: обожание вызывали такие его качества, как сдержанность, отсутствие высокомерия, ровность в отношениях с людьми, внутренняя цельность и забота о ближнем. Андрей Степанов — о русском классике, в котором Россия полюбила себя. 
 

«Северный поток — 2»

Новые санкции США ставят под сомнение реализацию проекта «Северный поток — 2» и угрожают европейским компаниям, принимающим в нем участие. Этот магистральный газопровод должен помочь Германии решить свои проблемы в области энергетики. Одновременно он, возможно, усилит энергетическую зависимость Германии от России. Споры о пользе и вреде обоих «Северных потоков» длятся уже более 15 лет. Вот главные аргументы сторон.

«Не все было напрасно»: чем похожи и чем отличаются ностальгия по СССР и «остальгия» по ГДР

В Восточной Германии «остальгия» приняла форму коллекционирования старых телевизоров, магнитофонов и резиновых космонавтов. Почему бывшие гэдээровцы так дорожат вещами – в гнозе историка Моники Рютерс.

Как устроено немецкое Рождество

Глинтвейн, сверкающие елки и горы подарков: наши представления о немецком Рождестве сформированы туристической индустрией, рекламными каталогами и кинематографом. Религиовед Елена Ромашко рассказывает о том, как немцы на самом деле отмечают свой главный праздник.
 

Петер Хандке

Выдвижение Петера Хандке на Нобелевскую премию по литературе 2019 года вызвало в европейской прессе ожесточенные споры. Александр Белобратов — об австрийском писателе, борющемся с «описательной импотенцией» в литературе и оставившем полемические записки о войне в Югославии.
 

Изображая жертву: о культуре виктимности

Где проходит граница между политической корректностью и ограничением свободы высказывания? Не живем ли мы в эпоху нового тоталитаризма, основанного на запрете оскорбления чьих-либо чувств? Ответы на эти вопросы сегодня ищут многие исследователи и активисты. Со-редактор dekoder и социолог Полина Аронсон о дебатах по поводу политики идентичности, микроагрессиях и попытках солидарности в «обществе сингулярностей».

Советский Союз и падение Берлинской стены

«Насколько мне известно, это вступает в силу немедленно... сейчас». Эти слова привели к штурму Берлинской стены. Ни Кремль, ни советское посольство в Восточном Берлине не были в курсе. Историческое решение об открытии стены поздним вечером 9 ноября было принято без согласования с советскими «друзьями». Ян Клаас Берендс о реакции Москвы на драматические перипетии 1989 года.

© Christina Czybik (All rights reserved)