Медиа

Что пишут: о потопе в Германии

Наводнения такой силы, как в июле 2021 года, Западная и Центральная Европа не видела уже давно. В некоторых регионах за сутки выпадало больше 150 литров воды на квадратный метр. Основной удар пришелся на Бельгию, Нидерланды, Швейцарию и Германию. Погибло больше 200 человек, как минимум 176 из них — в Германии, в первую очередь на территории округа Арвайлер

Масштаб угнетает, но сами наводнения, на самом деле, не редкость. И большинство европейских климатологов убеждено, что стихийные бедствия происходят чаще, и виной тому изменение климата, вызванное деятельностью человека. Но только ли дело в глобальных процессах? Кто несет ответственность за смерть конкретных людей и серьезный экономический ущерб? Что нужно делать, чтобы предотвратить такие катастрофы в будущем? Об этом пишут все немецкие СМИ, а «декодер» представляет краткий обзор высказанных мнений.

Источник dekoder

Süddeutsche Zeitung: Как адаптироваться к изменениям климата?

Пусть даже нынешнее наводнение нельзя с уверенностью объяснить изменением климата, однако для многих экспертов очевидно, что глобальное потепление повышает риск стихийных бедствий. Такого мнения придерживается Карл-Фридрих Шлойснер, климатолог из Берлинского университета имени Гумбольдта.

«На дворе 2021 год, и вопрос о том, повлияло ли изменение климата на это наводнение, уже не стоит — вопрос только в том, насколько сильным было его влияние. Мы знаем, что потепление приводит к усилению ливневых дождей и тем самым, к сожалению, к более частым разрушительным наводнениям.»

оригинал, опубликован 17.07.2021

Frankfurter Rundschau: Климат должен стать основной темой предвыборной борьбы

Потоп заставил немецкую прессу вспомнить о двух важнейших для нее темах: о выборах в Бундестаг, намеченных на конец сентября, и об изменении климата, которое считается главной стратегической угрозой миру. Редактор отдела политики умеренно левой газеты Frankfurter Rundschau Виктор Функ требует от немецких партий определенности.

«В борьбе с пандемией и стихийными бедствиями нужно опираться на опыт других стран и не повторять их ошибки. Очевидно, что в этом случае Германия не решила одну из главных задач — власти не смогли оперативно информировать людей о происходящем.
[...]
Все партии (за исключением «Альтернативы для Германии») вроде бы уже осознали, что антропогенные изменения климата определили как минимум масштаб катастрофы. До выборов в Бундестаг осталось еще 10 недель, и за это время каждая партия обязана рассказать, что именно она намеревается делать для защиты климата — и тем самым для сохранения человеческих жизней во всем мире. Если это не станет основной темой предвыборной кампании, то что еще?»

оригинал, опубликован 19.07.2021

Süddeutsche Zeitung: Слишком рано искать виновных

Напротив, Йоахим Кепнер, возглавляющий отдел внутренней политики в Süddeutsche Zeitung, предлагает не смешивать предвыборную борьбу с опасными климатическими изменениями. Да и к выводам о причинах катастрофы предлагает отнестись сдержаннее.

«Даже в условиях предвыборной борьбы нельзя использовать ужасные события в Арвайлере, Эрфтштадте и других городах для того, чтобы атаковать своих политических оппонентов. Одно дело — справедливо критиковать неуместное веселье кандидата в канцлеры от ХДС/ХСС Армина Лашета во время траурной речи президента ФРГ, а другое — рассуждать о сложной взаимосвязи климатических изменений, экологических бедствий и мер по защите от наводнений. Здесь велик риск поспешить с обвинениями, что лишь затруднит выяснение обстоятельств.

Хорошая новость: люди проявляют отзывчивость и готовы помогать друг другу.
Мы можем утверждать только, что по мере изменения климата подобные стихийные бедствия будут происходить чаще, а «запечатывание территорий», о чем так долго предупреждали экологические организации, снизило общую проницаемость почв и стало одной из причин наводнения — хотя и неясно, в какой именно мере. [...] Очевидно, что система страхования пострадавших также организована недостаточно хорошо. Тем не менее в первую очередь нужно оперативно помочь жертвам наводнения, восстановить разрушенную инфраструктуру и выяснить судьбу пропавших без вести людей, и лишь потом — выяснять, чьи действия привели к катастрофе.»

оригинал, опубликован 19.07.2021

Nordkurier: Нужно уделять больше внимания подготовке к чрезвычайным ситуациям, а не защите климата

Еще более скептично по отношению к глобальным выводам настроена региональная пресса. Так, журналист газеты Nordkurier Габриэль Кордс полагает, что разговоры об изменении климата в контексте потопа лишь отвлекают от решения конкретных проблем.

«Экоактивисты, ведущие новостей на общественных теле- и радиоканалах, а также многочисленные политики, вплоть до президента ФРГ, в унисон твердят: катастрофическое наводнение окончательно доказало, что в деле защиты климата нам нужно проявлять куда большую решимость, чем раньше.
Но не все так просто. Во-первых, доказать прямую связь этого стихийного бедствия с изменениями климата просто невозможно. Во-вторых, предотвращать подобные катастрофы нужно не климатической политикой, а конкретными защитными мероприятиями. В-третьих, вопреки крайне распространенному мнению, совершенно неясно, в чем причины изменения климата и как ему можно действенным образом противостоять.»

оригинал, опубликован 17.07.2021

Kölnische Rundschau: Разбирать ошибки пока слишком рано 

Кельн — один из крупных городов, сильно пострадавших от наводнения. В местной газете Kölnische Rundschau Сандро Шмидт, напротив, утверждает, что системы раннего предупреждения сработали хорошо, а вот местные жители фактически проигнорировали их.

«Разбирать все ошибки, которые были допущены в Северном Рейне-Вестфалии и Рейнланд-Пфальце при наводнении, пока слишком рано. Сейчас нужно разобрать завалы, наладить временную инфраструктуру и дать пострадавшим возможность вернуться к нормальной жизни, пусть и с ограничениями.

Тем не менее определенные вопросы к произошедшему возникают уже сейчас. Все меры раннего предупреждения сработали как часы. Метеорологическая служба Германии публиковала угрожающие прогнозы; эксперты предупреждали о возможном стихийном бедствии в СМИ; сигналы об опасности постоянно рассылались через мобильные приложения, такие как Nina. Проблема в том, что практически никто не отнесся к ним всерьез.

Что же нужно изменить в системе оповещения на местном уровне, чтобы, во-первых, заранее предоставить муниципалитетам необходимые ресурсы для борьбы со стихией, а во-вторых, убедить граждан ответственно подходить к полученным предупреждениям и принимать нужные меры? Поиск ответов на этот вопрос потребует большой теоретической и практической работы.»

оригинал, опубликован 20.07.2021

BR.de: Абсолютной защиты не существует

Журналисты интернет-портала Баварской телерадиовещательной компании опросили целый ряд специалистов в области защиты от наводнений. Ученые говорят, что полностью обезопасить себя невозможно, но подготовить инфраструктуру можно.

«Непривычно слышать, что жертвами наводнения стали более 100 человек, когда речь идет о Германии. Борис Леманн из Технического университета Дармштадта говорит, что городские и местные власти вряд ли смогут полностью защитить себя в будущем: «В корне преобразовать, перестроить и тем самым обезопасить нашу жизнь от подобных стихийных бедствий совершенно невозможно ни с научной, ни с экономической, ни с практической точки зрения». Никто не может со стопроцентной точностью спрогнозировать, где именно прольется следующий ливень.
Но именно это главный довод в пользу того, чтобы выстраивать защитную инфраструктуру с оглядкой на подобные погодные катаклизмы, считает Кристиан Куликке из Потсдамского университета. «Дорогу нужно строить так, чтобы в летний зной она не плавилась и не трескалась, а дождевые потоки не размывали ее изнутри. Электроснабжение и коммуникации, необходимые современному обществу, должны быть спроектированы таким образом, чтобы сохранять работоспособность и в период чрезвычайной ситуации. Восстановительные работы в Северном Рейне — Вестфалии и Рейнланд-Пфальце — это шанс модернизировать инфраструктуру, обеспечив ее долговечность и задав новые стандарты на будущее».»

оригинал, опубликован 16.07.2021

Riffreporter: Причина не только в климатических изменениях

Биолог Вольфганг Бюкс, интервью с которым публикует портал Riffreporter, тоже считает, что изменение климата сыграло роль в наводнении, но было не единственной причиной. У него есть несколько конкретных предложений, что именно нужно сделать.

«Долина реки сама по себе выступает в роли воронки, но ситуацию усугубляют и другие факторы, например, спрямленное во многих местах русло реки, очищенные от растительности берега и сомнительные сельскохозяйственные практики виноделов. Природоохранные меры, наоборот, помогают бороться с наводнениями, так как замедляют течение реки и приносят много другой пользы. Но, к сожалению, как мы могли наблюдать, даже такие меры не всегда защищают берега реки от подобного стихийного бедствия. Поэтому необходимо строить пруды-отстойники, в том числе в боковых долинах.»

оригинал, опубликован 19.07.2021

Редакция «декодера»
Перевод: Николай Андреев

читайте также

Gnose

Немецкие «зеленые» — из радикалов в истеблишмент

За сорок лет своей истории «зеленые» из радикалов с дредами и пацификами превратились в неотъемлемую часть немецкого истеблишмента. Многие пункты их программы стали государственной политикой. При этом результаты партии на общенациональных выборах мало изменились с середины 1980-х годов. Об успехах и неудачах «зеленых» — в гнозе редактора «декодера» Дмитрия Карцева.

Гнозы
en

Экологическая политика в Германии

Кислотные дожди, загрязнение воды, вырубка лесов — еще в XIX веке в ходе индустриализации Германия столкнулась с серьезными экологическими проблемами. В результате к концу столетия в Германии, как и во многих других странах, возникло экозащитное движение. Однако рост производства, законодательство и судебная практика скорее мешали борьбе с загрязнением окружающей среды, чем помогали ей. За первые десятилетия XX века многие природоохранные меры — от организации вывоза мусора до применения новых градостроительных норм — были приняты на местном уровне, но как общенациональная задача защита окружающей среды в Германии начала восприниматься только в 1970-е годы, причем в тот момент этот тренд объединял обе части разделенной страны. Тогда же на Западе появился и сам термин «экологическая политика», под которым сегодня подразумевается сфера политической деятельности, рассматривающая проблемы взаимодействия человека с окружающей средой. 

До 1970-х годов защита окружающей среды считалась в ФРГ делом скорее инженеров и чиновников, чем политиков. Между тем экология превращалась в тему, которая настойчиво требовала внимания и места в общественной дискуссии. В 1969 году в министерстве внутренних дел ФРГ был создан отдел по защите окружающей среды (в 1986 году преобразованный в отдельное профильное министерство). Этот шаг показал, что отныне власти будут уделять теме экологии повышенное внимание. 

Важной частью этой политической кампании было стимулирование научных исследований, впервые позволивших в полной мере выявить и проанализировать многие риски для окружающей среды. В это же время экологические темы стали все чаще привлекать внимание масс-медиа. 

Развитие экологической политики

Дискуссия в Западной Германии развивалась так же, как и в других странах Запада. Важный пример подали Соединенные Штаты, где в начале 1970-х годов был принят целый ряд ключевых законов и постановлений, заложивших основу сегодняшней американской экологической политики. 22 апреля 1970 года около 20 миллионов американцев приняли участие в первом Дне Земли, который теперь ежегодно проводится во многих странах мира. Определяющую роль в этом процессе сыграл президент-республиканец Ричард Никсон: Республиканская партия начнет критиковать экологическую политику как вмешательство государства в свободный рынок только в 1980-е годы.

Гражданские активисты стали проводниками экологической политики уже начиная с 1970-х годов. Общественные объединения выступали против вредных производств и неэкологичных транспортных проектов, в ФРГ выступления были направлены главным образом против атомных электростанций. Возникшие в этот период крупные общественные организации (например, Союз окружающей среды и охраны природы Германии, BUND) приобрели влияние, сравнимое с NABU и «Гринписом», не в последнюю очередь благодаря своим протестным акциям. Основанная в 1979 году партия «Зеленые» закрепилась на политической карте страны и со временем стала, возможно, самой влиятельной из «зеленых» партий в Европе. С того времени экологические вопросы начали играть важную роль и в предвыборной борьбе.

Экологические проблемы и экологическая политика в Восточной Германии

Вплоть до 1970-х годов при проведении экологической политики ГДР была настолько же активна, что и ФРГ. Порой даже казалось, что социалистическая плановая экономика может превосходить западногерманскую рыночную, и не только в вопросах экологии. В рамках этой политики в начале 1972 года было создано министерство охраны окружающей среды и водного хозяйства, но вскоре плановая экономика и систематический дефицит свели экологическую активность ГДР на нет.

Бурый уголь оставался единственным добываемым в ГДР энергоресурсом, и в 1970-х годах его добыча активизировалась, несмотря на серьезное разрушение природных ландшафтов и загрязнение воздуха промышленной пылью и диоксидом серы. Руководство ГДР хотело решить проблему с помощью атомных электростанций, но задержки при строительстве реакторов были слишком серьезны — а в этом вопросе ГДР полностью зависела от советских технологий. В итоге во всей ГДР были две работающие АЭС — в Грайфсвальде и в Рейнсберге. В ходе воссоединения все восточногерманские реакторы были остановлены из-за несоответствия стандартам безопасности.

С середины 1970-х годов экологическая политика ГДР становилась все менее активной. Ханс Райхельт оставался на посту министра окружающей среды до воссоединения, но поле для маневра было ограничено, а в последние годы своего существования ГДР экономила даже на простом ремонте очистных станций. 

На борьбу с растущими проблемами в 1980-е годы вышло гражданское общество, где сформировалось свое экологическое движение. По большей части оно существовало в рамках действующего режима, но несмотря на формальную лояльность, было на удивление критичным и интеллектуально независимым. Особое внимание привлекали к себе инициативы протестантской церкви, от которой осенью 1989 года пошел важный импульс для массовых протестов — несмотря на то, что формально в протестантских экологических группах, вероятно, состояло не более тысячи активистов.

С падением Берлинской стены на базе групп по защите окружающей среды, мира и прав человека была создана политическая партия «Союз 90» (Bündnis 90). После объединения партия сблизилась с западногерманскими «Зелеными», и в 1993 году они объединились, так что теперь «Зеленые» официально называются «Союз 90/Зеленые». Но это не отменяет того факта, что западногерманский подход полностью доминирует в институтах, занимающихся защитой окружающей среды, и в самом отношении к ней. 

«Защита окружающей среды — источник новых рабочих мест»

Экологическая политика формируется под влиянием государства, общественных инициатив, научного сообщества и прессы, причем вклад каждого из этих акторов постоянно изменяется. Вплоть до 1970-х годов в экологической политике Западной Германии превалировала законодательная и исполнительная власть. Затем возросла роль СМИ и гражданских активистов. В 1980-е годы значение приобрели и интересы западногерманской экспортно ориентированной промышленности: планомерно проводимая политика по защите окружающей среды создала стимулы для разработки энергоэффективных и малотоксичных продуктов, и немецкие предприятия увидели в этом возможность обеспечить себе лидерство на мировом рынке. Так общественное мнение стало воспринимать защиту окружающей среды как источник новых рабочих мест.

Элемент национальной идентичности

Очевидно, последнее обстоятельство также предопределяет высокую значимость вопросов экологии в германской общефедеральной повестке. Для многих немцев экологическая политика практически стала элементом национальной идентичности. 

В 1980-х годах характер экологической политики изменился. Изначально в центре внимания было загрязнение окружающей среды, поэтому все усилия были направлены на отказ от вредных видов производства. Однако со временем начался поиск нестандартных решений и способов их долгосрочного применения, основанного на результатах научных исследований. Так, запреты и технические средства (в данном случае — применение катализаторов) не позволили в полной мере справиться с негативным влиянием автомобилей на окружающую среду, поэтому на первый план вышли комплексные решения проблемы — развитие внутригородского и междугороднего общественного транспорта, а также расширение сети велодорожек на местном уровне. На реализацию подобных мер сейчас выделяются многомиллиардные суммы.

Новая энергетическая политика

Важной вехой стала острая общественная дискуссия об угрозе «вымирания лесов» под воздействием выбросов серы с угольных ТЭЦ. После Чернобыльской катастрофы одна из двух крупнейших партий ФРГ — Социал-демократическая (СДПГ) — приняла решение добиваться отказа от атомной электрогенерации. В 1998 году СДПГ в коалиции с партией «Зеленые» сформировала федеральное правительство, которому удалось согласовать с операторами АЭС договор, предусматривающий закрытие последней немецкой АЭС к концу 2022 года.

Самым амбициозным общефедеральным экологическим проектом стала концепция «новой энергетической политики». Одна из ее целей — снизить долю атомных и угольных электростанций в производстве электроэнергии, поэтому значительные финансовые ресурсы вкладываются в возобновляемые источники энергетики. Последствия этой политики вышли далеко за пределы самой Германии. Крупные инвестиции в научно-исследовательские разработки обеспечили резкий рост эффективности производства, в первую очередь в солнечной и ветряной энергетике. Именно поэтому возобновляемые источники энергии сегодня стали конкурентоспособными и не требуют дополнительной финансовой поддержки. Успех новой энергетической политики подтолкнул федеральное правительство к тому, чтобы полностью отказаться не только от атомных, но и от угольных электростанций — последняя из них будет отключена от сети не позднее 2038 года.

Чтобы смягчить социальные последствия отказа от угольной энергетики, правительство реализует комплекс мер по инфраструктурной поддержке угольных регионов. При этом отказ от угля вызывает серьезный протест населения в первую очередь в угледобывающих областях центральной Германии, а также в регионе Лаузиц, ранее входившем в состав ГДР. 

Интернационализация экологической политики

Сегодня экологическая политика все чаще определяется международными организациями. Во-первых, это связано с директивами и инициативами Евросоюза, который с 1980-х годов определяет общеевропейскую повестку. Во-вторых, с начала 1970-х растет количество международных соглашений, наиболее важными из которых являются Рамочная конвенция ООН об изменении климата и Конвенция о биологическом разнообразии, подписанные на саммите в Рио-де-Жанейро в 1992 году. При этом международные конвенции не умаляют значение решений, принятых на национальном уровне, но служат основой для законодательных актов, принимаемых внутри страны.

Наряду с этим становится все очевиднее, что обеспечить устойчивое развитие экосистемы невозможно одними лишь мерами «сверху»: многие экологические проблемы напрямую связаны с потребительскими привычками граждан экономически благополучных стран Запада, которые невозможно полностью регламентировать. Именно поэтому в общественной дискуссии все чаще поднимается вопрос о личной ответственности потребителей.

читайте также
показать еще
RUSSLANDS KRIEG GEGEN DIE UKRAINE – FRAGEN UND ANTWORTEN, © AI (All rights reserved)