Медиа

Выборы в Бундестаг: что думают о России главные немецкие партии

Нынешняя предвыборная кампания в Германии — одна из самых непредсказуемых за последние десятилетия. Определяющим фактором стал уход действующего канцлера Ангелы Меркель из большой политики после 16 лет во главе правительства, а также то, что политиков, сравнимых с ней по уровню популярности и доверия, в немецком обществе до сих пор не появилось. 

Еще весной казалось, что все шансы на победу есть у «Зеленых», которые обещали обновление после длительного совместного правления христианских демократов и социал-демократов. Но Анналена Бербок, выбранная партийным кандидатом в канцлеры, оказалась не слишком сильным публичным политиком, да еще и была обвинена в сокрытии доходов и в плагиате. Инициатива перешла к христианским демократам, но их кандидат Армин Лашет не смог в полной мере воспользоваться образом преемника Меркель. Да еще и допустил имиджевый провал прямо посреди кампании: на камеру рассмеялся прямо во время пресс-конференции президента страны Франка-Вальтера Штайнмайера, посвященной разрушительным наводнениям на западе Германии.

К началу сентября, по опросам, в лидеры вырвались социал-демократы во главе с министром финансов страны Олафом Шольцем. Для Кремля это, пожалуй, наиболее выгодный из вероятных сценариев: считается, что ни одна другая из крупнейших партий (за исключением «АдГ» и «Левых») не настроена по отношению к путинскому режиму так лояльно, как СДПГ. Но если социал-демократы и победят, многое будет зависеть от того, с кем они сформируют коалицию. 

В любом случае, предпочтения избирателей меняются настолько стремительно, что за ближайшие недели итоговые расклады еще могут несколько раз скорректироваться. Пока же мы представляем обзор программ главных немецких партий по «российскому вопросу» от издания Karenina.

Источник Karenina

Блок Христианско-демократического союза и Христианско-социального союза (ХДС/ХСС)

«Программа стабильности и обновления. Вместе за современную Германию» 

ХДС/ХСС обещает «ковать союз демократий», вступивших в схватку с авторитарными государствами «за право определять глобальную повестку в XXI веке». Бороться предстоит за «сохранение нашего либерально-демократического порядка, которому бросают вызов и который пытаются дестабилизировать авторитарные государства». Партии блока собираются «укреплять международный миропорядок, основанный на общих правилах и ценностях»; совместно с «трансатлантическими партнерами» они планируют «развивать новые эффективные структуры с демократическими партнерами по всему миру». 

Германия как «сильнейшая экономика Европы должна играть ведущую роль во внешней политике и в политике безопасности», в том числе и «военную, если понадобится». Для этого в Ведомстве федерального канцлера должен быть создан национальный совет безопасности, в котором будет производиться «координация внешней политики и вопросов безопасности, стратегическое прогнозирование и обобщение данных разведки на федеральном и земельном уровне».

Целью партий, согласно программе, будет «восстановление мирного порядка в Европе, который Россия нарушила, устроив противозаконную аннексию Крыма. Мы будем и дальше выступать за прекращение конфликта в Восточной Украине и за возвращение к легитимному международно-правовому статусу Крыма. До тех пор, пока российское правительство не готово к этому, санкции должны оставаться в силе».

ХДС/ХСС обещает «действовать в отношении России конструктивно и решительно». То, что Россия бросает вызов «нашим» ценностям, не должно снова привести к «серьезной военной угрозе для нас в Европе». Российское правительство теперь уже открыто угрожает союзникам по НАТО, прибегает к кибератакам, дезинформации и пропаганде. В связи с этим ЕС и НАТО нужно «больше политического единства» и «способности к действенному сдерживанию и устойчивости». В то же время партии настроены на диалог и сотрудничество с Россией по всем вопросам, «где существуют общие интересы: например, глобальная защита климата без участия России не будет эффективной, а экономическое сотрудничество служит общим интересам».


«Союз-90/Зеленые»

«Германия. Возможно все»

«Зеленые» делают ставку на «феминистскую внешнюю политику, соблюдение прав маргинализированных групп, на сотрудничество и верховенство права, на ненасильственное и скоординированное предотвращение кризисов, а также на разрешение конфликтов, которое было бы основано на правилах и преимущественно обходилось бы без применения военной силы». Последнее значит — не по праву сильного, а исключительно за столом переговоров. 

Партия будет выступать против «раскола и антидемократических тенденций внутри Европейского союза», а также противостоять «авторитарным устремлениям к гегемонии» таких государств, как Китай и Россия. «Евросоюз как крупнейший в мире внутренний рынок имеет существенное экономическое влияние. Этот рычаг воздействия мы будем использовать для того, чтобы глобальные процессы трансформации происходили справедливо, и для того, чтобы задавать высокие стандарты». 

Партия «Зеленых» хочет поддерживать усиливающееся в России демократическое движение и «инвестировать в культурный, политический и экономический обмен с ним». 

Россия «все больше превращается в авторитарное государство, чья внешняя политика проводится военными и гибридными средствами и все острее угрожает демократии, стабильности и миру в ЕС и всех соседних странах». В связи с этим «Зеленые» хотят сохранять санкции против России и «при необходимости усиливать их. Мы требуем, чтобы российское правительство реализовало свою часть Минских соглашений». 

«Северный Поток – 2» должен быть остановлен. Газопровод «не способствует защите климата, заведомо нацелен против энергетической безопасности и геостратегических интересов Евросоюза, угрожает стабильности в Украине». 
В то же время партия выступает за «конструктивный диалог по климату с Россией, но так, чтобы на каждом шаге была гарантирована защита прав человека».


Социал-демократическая партия Германии (СДПГ)

«Уважая твое будущее»

СДПГ планирует продвигать «наши европейские интересы и ценности». Для этого важно, чтобы Европа сохраняла «внутреннее единство и способность действовать за пределами собственных границ». «Мы хотим защищать свободу и верховенство права в Европе и сделать ЕС самой современной демократией мира». 

Страны-соседи Евросоюза испытывают растущее давление третьих стран как на юге, так и на востоке. ЕС должен противопоставить этому «концептуально новую европейскую внешнюю политику в отношении стран-соседей ЕС». 
Конечно, в интересах Германии и Европы было бы «совместно с Россией продвинуться в решении вопросов общей безопасности, разоружения и контроля над вооружениями, а также климата, устойчивого развития, энергетики и борьбы с пандемиями». Но отношения Европы и России слишком часто подвергаются тяжким испытаниям: это и «аннексия Крыма в нарушение международного права», и «поддержка сепаратистов в Восточной Украине», и «кибератаки на немецкий Бундестаг», и «использование в борьбе с политическими противниками боевого химического вещества „Новичок“, признанного международным сообществом недопустимым к применению». Россия постоянно нарушает международное право. СДПГ тем не менее настроена («при всей должной критике») на диалог и сотрудничество. «Мир в Европе возможен только вместе с Россией, а не против нее». 

Значимые контакты с гражданским обществом необходимо поддерживать. СДПГ выступает за упрощение визового режима для молодежного обмена. Она стремится к выработке «новой европейской восточной политики», которая должна состоять в «едином, последовательном курсе Евросоюза по отношению к России». Необходимая предпосылка — готовность к конструктивному диалогу со стороны самой России. «Это касается и того, что путь к мирному разрешению конфликта в Украине и последующее окончание санкционного режима лежит через выполнение Минских соглашений». 


Свободная демократическая партия (СвДП)

«Работы много как никогда»

Свободные демократы считают, что «Германии нужен перезапуск», поскольку «продолжать в том же духе, что и сегодня, нельзя». Партия «безусловно предана НАТО. Успех НАТО как альянса, стоящего на страже безопасности, не имеет аналогов». НАТО и в будущем останется «гарантом нашей безопасности». Именно поэтому необходимо «укреплять оборонительные и сдерживающие механизмы НАТО финансовыми средствами, собственными компетенциями и активным участием, одновременно поддерживая диалог с Россией». 

Кроме того, партия хочет «помогать либеральным демократиям Европы лучше защищаться от дезинформации, от распространения фейковых новостей, от пропаганды и от манипуляций внутри Европы и из-за ее пределов». На общеевропейском уровне необходимо выступить против скрытого финансирования партий из-за рубежа: «влияние на принятие решений и выборы в демократических странах со стороны автократий» необходимо пресекать. 

СвДП стремится к «однозначной позиции в отношении России». Принципы международного права, права человека и мирное устройство Европы «не могут быть предметом торга и дискуссий. Поэтому мы очень обеспокоены политикой, проводимой Российской Федерацией. Мы, свободные демократы, требуем немедленного прекращения насилия в Восточной Украине и противоправной аннексии Крыма». Исходя из этого СвДП полностью поддерживает санкции ЕС.

«В случае дальнейшей эскалации военного конфликта в Украине ЕС должен будет усилить санкции», чтобы восстановить мир. Ослабление санкций возможно только по выполнении Минских соглашений. За развитие России в сторону авторитаризма прямую ответственность несет президент Владимир Путин. 

Трубопроводу «Северный поток – 2» в программе СвДП посвящен отдельный обширный абзац: его ввод в эксплуатацию должен быть принят совместным решением ЕС. При этом следует учитывать интересы Украины. СвДП требует моратория на продолжение строительства, «пока российское руководство не обеспечит независимое полное расследование дела Навального, а ситуация с правами человека не улучшится». 


Альтернатива для Германии (АдГ)

«Германия. Но нормальная»

Для того чтобы мир в Европе оставался стабильным, АдГ считает необходимым «сбалансированное сотрудничество как с США, так и с Россией». Разрядка отношений с Россией является «необходимым условием стабильного мира в Европе. В интересах Германии и Европы включить Россию в общую систему коллективной безопасности». 

АдГ выступает за «отмену санкций ЕС и расширение экономических связей с Россией». Газопровод «Северный поток – 2» необходим, он должен быть достроен и введен в эксплуатацию. 


«Левые»

«Вместе сделаем нашу страну справедливой»

Партия «Левых» не согласна с тем, что в стратегических концепциях НАТО и ЕС очерчен враждебный образ России и Китая. Свою позицию партия подкрепляет цифрами: 1,1 триллиона долларов тратят на вооружение страны НАТО, в то время как Россия — всего 61 миллиард. «Поэтому дело не в отражении реальной опасности», — делает вывод партийная программа. «Правительство ФРГ и Европейский союз в целом вооружаются — и тем самым обостряют конфликты».

«Левые» выступают за «ненасильственное урегулирование конфликтов и трансграничное сотрудничество вместо экспорта вооружений и заграничных кампаний бундесвера. Для мира и стабильности в международной политике нам нужна система правил и регуляции, действующая постоянно. Основой для такой системы должно быть международное право». 

Партия стремится к ликвидации блока НАТО, поскольку это — «реликт Холодной войны». Необходима «политика разрядки в отношении России вместо дальнейшей эскалации, демонстрации военной силы и военных маневров у границ России». НАТО необходимо заменить «системой коллективной безопасности с участием России, а целью сделать [всеобщее] разоружение». Партия требует начать переговоры о германо-российском соглашении с целью «достичь и закрепить примирение и дружбу между Россией и Германией». 

Партия негативно оценивает экономические санкции, которые «больнее всего бьют по обычным людям». Односторонние санкции США и ЕС, введенные против Ирана, Кубы, Сирии или России, представляют собой «нарушение международного права, которое все сильнее закручивает спираль эскалации». 

читайте также

Gnose

Немецкие «зеленые» — из радикалов в истеблишмент

За сорок лет своей истории «зеленые» из радикалов с дредами и пацификами превратились в неотъемлемую часть немецкого истеблишмента. Многие пункты их программы стали государственной политикой. При этом результаты партии на общенациональных выборах мало изменились с середины 1980-х годов. Об успехах и неудачах «зеленых» — в гнозе редактора «декодера» Дмитрия Карцева.

Gnose

Отношения России и НАТО

Чуть ли не главная претензия России к Западу — расширение НАТО. Недавно ее вновь повторил Владимир Путин. Ульрих Шмид из университета Санкт-Галлена рассказывает об истории взаимных надежд и разочарований с 1990-х годов до сегодняшнего дня.

Гнозы
en

«Северный поток — 2»

США и Германия договорились об условиях, на которых может быть закончено строительство газопровода «Северный поток — 2». Среди них поддержка Украины и гарантии, что Берлин будет добиваться транзита российского газа через эту страну. Это значит, что в ближайшее время будут сняты санкции, которые администрация Дональда Трампа наложила на европейские компании, которые участвовали в постройке. Большинство экспертов тогда было согласно в одном: если бы санкции были реализованы в полной мере1, последствия коснулись бы не только США, ЕС и России, но взбудоражали бы и весь остальной мировой энергетический рынок — с непредсказуемыми последствиями для потребителей.

Основной аргумент европейских фирм, участвующих в проекте и сопротивляющихся санкциям, сводится к тому, что в условиях рыночной экономики газ — это товар, а не политический фактор. Однако многие усомнились в простом противопоставлении торговли и политики еще в 2000-е годы, когда споры вокруг проекта «Северный поток» только начались. Тогда его противники предупреждали о росте зависимости от России: о том, что ЕС, и прежде всего Германия, рискуют стать «заложниками Москвы», а Путин сможет в любой момент «закрыть кран» или «использовать газ как оружие». Эти алармистские предсказания не сбылись, но очевидное влияние СП-2 на будущее Украины, через которую сейчас в Европу идет значительная часть российского газа, доказывает, что в принципе они были не так уж далеки от истины.

Почему этот проект вызывает столько споров? Чего боятся противники строительства и как его защищают сторонники? Поможет ли он разрядить международную напряженность или только усилит ее?

В июле 2017 года США приняли пакет санкций против России в ответ на включение Крыма в ее состав, поддержку Башара Асада в гражданской войне в Сирии, а также предполагаемое вмешательство в свои президентские выборы2. По оценкам некоторых наблюдателей, определенную роль здесь сыграли и внутриполитические мотивы: Конгресс, имеющий решающее слово при введении санкций, решил продемонстрировать свою силу президенту Трампу3

Важная часть этих санкций касается компаний, участвующих в строительстве «Северного потока — 2». Этот газопровод строится российским «Газпромом» и пройдет по дну Балтийского моря почти параллельно уже существующему газопроводу «Северный поток» протяженностью 1224 километра. По нему будет доставляться газ с месторождения Бованенково в Ямало-Ненецком автономном округе, запасы которого превышают все разведанные в современной Европе. Подводная часть трубопровода начинается в городе Усть-Луга Ленинградской области, проходит через экономические зоны Финляндии, Швеции, Дании, а заканчивается в немецком Грайфсвальде, откуда по обычным наземным трубам газ отправится в другие страны Европы.

Сейчас, в результате введения санкций, строительство заморожено, но когда и если оно будет закончено, то трубопровод позволит транспортировать из России в Германию еще 55 миллиардов кубометров газа в год. Вместе через два «Северных потока» может идти 110 миллиардов кубометров — более четверти всего европейского потребления газа. Помимо «Газпрома» в проекте заняты европейские компании Uniper, Wintershall, OMV, Engie и Royal Dutch Shell.

Зачем нужен «Северный поток — 2»?

Это может показаться парадоксальным, но в настоящее время проект СП-2 не имеет особого экономического смысла, так как уже существующие системы транспортировки газа обладают достаточным объемом свободных мощностей, чтобы дополнительно доставить те же 55 миллиардов кубометров газа. Но, по мнению экспертов, в ближайшие несколько лет сжиженный природный газ (СПГ), поставляемый через терминалы СПГ, может превратиться в серьезного конкурента традиционного трубопроводного газа. 

Кроме того, благодаря добыче сланцевого газа на американском рынке возникает избыток сырья, который также может снизить роль трубопроводных систем, не отличающихся особенной гибкостью. Значительным может оказаться влияние таких факторов, как политическая обстановка в странах, являющихся потенциальными экспортерами СПГ, например, в Катаре или Иране. Но в любом случае мировой газовый рынок, по оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия существенно изменится4.

С этим прогнозом, вероятно, и связано строительство СП-2. В будущем благодаря второй нитке трубопровода компания Nord Stream AG, 51% акций которой принадлежит «Газпрому», сможет занять еще более прочные рыночные позиции в Германии. Это затруднит выход на рынок этой страны новых поставщиков, которым будет трудно предложить аналогичные или более выгодные условия, не рискуя слишком большими экономическими издержками для себя.

Начиная с 2020 года США, по приблизительным оценкам, смогут ежегодно экспортировать до 70 миллиардов кубических метров СПГ5. Однако и он может оказаться неконкурентоспособным, в том числе и потому, что для его получения Германии придется сначала построить дорогостоящий СПГ-терминал.

Сторонники СП-2 утверждают, что газ, который будет поставляться через немецким потребителям, должен быть дешевле, чем СПГ из США6. Кроме того, благодаря этим поставкам удастся с меньшими затратами совершить отказ от атомной энергетики и более эффективно достичь целей по сокращению выбросов CO2. Будут укреплены позиции Германии как транзитной страны и газотранспортного узла, а ее национальные поставщики получат больше возможностей для конкуренции в Европе.

Именно поэтому в Германии американские санкции вызвали особое беспокойство. Бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль заявил в июне 2017 года, что «санкции также призваны вытеснить россиян с европейского газового рынка. Американцы хотят продавать американский газ в Европе, чтобы обеспечить рабочие места в Америке, и таким образом избавляются от нежелательных конкурентов»7.

Маттиас Варниг, руководитель проекта СП-2 и лоббист «Газпрома», предупреждал о последствиях: «Если санкции действительно будут введены в такой форме, то это будет иметь радикальные последствия для всей нефтегазовой отрасли»8

Чем недовольны противники?

В России тем временем прокремлевские СМИ наперебой сообщали о том, что Германия и ЕС выступают против американских санкций в отношении России. Прокремлевские российские СМИ создавали впечатление, что критика санкций со стороны ЕС автоматически означает поддержку СП-2, по принципу «враг моего врага — мой друг»9

Между тем представители Еврокомиссии уже несколько раз говорили, что СП-2 противоречит проводимой ею политике диверсификации, а введение СП-2 в эксплуатацию угрожает конкурентности и прозрачности газового рынка ЕС10.

Противники СП-2 отмечают, что после начала работы СП-211 доля российского газа на газовом рынке Германии может увеличиться с нынешних 37% до 60%. В этом случае «Газпром» займет доминирующее положение на рынке, что даст ему возможность влиять на повышение цен. 

По мнению критиков, строительство этого трубопровода поставит под сомнение общую европейскую энергетическую политику: СП-2 подорвет планы развития единого энергетического рынка ЕС и, в конечно счете, может стать угрозой для надежного энергоснабжения Европы. Эта политика направлена на демонополизацию поставок именно для того, чтобы избежать излишней зависимости от одного поставщика.

Как и при строительстве первой нитки газопровода, особенно резко против выступают Польша и страны Балтии. Они утверждают, что проект угрожает не только энергобезопасности ЕС, но и политической стабильности отдельных государств-членов ЕС. В 2006 году министр обороны Польши Радослав Сикорский сравнил первую нитку трубопровода с пактом Молотова — Риббентропа, а в случае с СП-2 Польша обвинила Германию в энергетическом эгоизме. Кроме того, высказывались вполне прагматические опасения, что в результате строительства СП-2 может снизиться конкурентоспособность новых терминалов СПГ в Польше и Литве.

Принесет ли СП-2 мир?

Есть расхожее мнение, что «торговля способствует миру»: согласно этой аргументации, усиление взаимозависимости между Россией и Европой может привести к политическим изменениям в РФ и тем самым ослабить политическую напряженность, возникшую между торговыми партнерами после аннексии Крыма. Критики, однако, возражают, говоря, что строительство СП-2 перечеркнет все усилия Германии по помощи Украине — а значит, сделает ситуацию там еще менее предсказуемой. 

Действительно, если СП-2 заменит, как и планируется, газопровод, идущий по территории Украины, финансовые убытки этой страны от потери транзитных сборов составят около 2 млрд долларов США в год. Это может еще больше дестабилизировать экономически слабую и раздираемую военным конфликтом Украину. Что, в свою очередь, повлияет на остальные части трубопроводной инфраструктуры, ведущей на запад, и тем самым поставит под угрозу энергетическую безопасность Европы.

На ближайшее время эта опасность снята: в конце 2019 года Москва и Киев заключили новое транзитное соглашение на следующие пять лет. К тому же объем газа, который может пройти через газотранспортную систему Украины, на треть больше, чем через оба «Северных потока». Это важно еще и потому, что в моменты пикового потребления газа в Европе, прежде всего в зимний отопительный сезон, «Потоки» без украинской газотранспортной системы могут просто не справиться с доставкой нужного количества газа. Поэтому «Газпрому» стратегически необходимо сохранять маршрут через Украину, чтобы не потерять репутацию надежного поставщика.

И все равно введение в эксплуатацию СП-2, очевидно, еще более ослабит сохраняющиеся экономические связи между Россией и Украиной. В условиях войны в Донбассе понятно, что на самом деле принцип «торговля способствует миру» важен не столько для германо-российских, сколько для российско-украинских отношений. А значит, ключевой политический аргумент сторонников газопровода — что торговля приводит к миру (а ее отсутствие, наоборот, увеличивает риск войны) — в этом случае должен вести к противоположным выводам о роли «Северного потока — 2».


1. Ввод санкций частично зависит от позиции президента США по данному вопросу. См. congress.gov: H.R.3364 (2017-2018) — 115th Congress Sections 223, 235 
2. congress.gov: H.R.3364  (2017-2018) — 115th Congress 
3. süddeutsche.de: Unlautere Motive 
4. dw.com: OPAL-Pipeline entzweit Polen und Deutschland 
5. В 2016 году объем потребляемого газа в Германии составил около 80,5 млрд м3. См. welt.de: Das Schiff, das ein neues Gas-Zeitalter einläutet, de.statista.com: Erdgasverbrauch in Deutschland in den Jahren von 1980 bis 2016 (in Milliarden Kubikmeter)
6. Это подтверждают и результаты опросов, проведенных центром социологических исследований Forsa по заказу компании Wintershall и опубликованных в августе 2017 года. Согласно их результатам, 83% жителей Германии против планируемого расширения американских экономических санкций. См. wintershall.com: Trump-Effekt? Deutsche wollen lieber Erdgas aus Russland als Flüssiggas aus den USA. 
7. welt.de: Gabriel kritisiert Sanktionen scharf 
8. FAZ: Gefahr für die gesamte Öl- und Gasversorgung 
9. Например, Sputink Deutschland: EU-Kommission droht USA mit Vergeltungsmaßnahmen 
10. europa.eu: Kommission ersucht Mitgliedstaaten um Verhandlungsmandat für Nord-Stream-2-Vereinbarung mit Russland, spiegel.de: EU-Kommission stellt sich gegen Bundesregierung 
11. spiegel.de: Worum es im Gasstreit wirklich geht 
читайте также
Gnose

Нефть — культурно-исторические аспекты

Злополучное «ресурсное проклятие» состоит не только в том, что блокирует модернизацию экономики и демократизацию политической жизни. Оно блокирует наступление будущего, превращая настоящее в утилизацию прошлого. Илья Калинин о национальных особенностях российского дискурса о нефти. 

показать еще
«Пока я ждал(a)». Белорусская серия фотографа Юлии Аутц, © Юлия Аутц (All rights reserved)